Иди по воде. Звучи любовью.*


Поэзия должна быть высокой, как небо, и земной, как хлеб насущный.**


Я немного завидую тебе, впервые открывший эту книгу. Ты, пришедший встречать собой Жизнь, ты, познавший радость встреч и боль потерь. Твоя Любовь потускнела и покрылась трещинами, на твоём сердце шрамы. Ты, почти потерявший веру в людей и в Бога, потерявший веру в Любовь, эта книга о тебе, для тебя. Ты стоишь на пороге величайшего открытия – открытия Себя. Ты стоишь на пороге Возвращения Домой. Переступив порог этой книги, ты уже никогда не будешь прежним. Эти строки вернут тебе то, что ты потерял в этой длинной и нелёгкой дороге, потерял или считал потерянным.

И время пришло читать письмена...

псалмы... стихи... душу.*

Обнажённый стих*, откровение души. Души, прошедший тот же путь, что и ты.

Над культом круга, созданным людьми,

Где Бог устал и нам всё чаще повторяет:

Не сотвори себе...

Люби!

Не заколдуй себя бесправьем лживых правил!

Этот сборник - рассказ о пройденном: о пути Любви, любви земной и Любви небесной. Строки невероятной глубины философской лирики и невероятной высоты лирики любовной.

Что такое жизнь?

Это Бог, происходящий с нами...

Древняя дверь на веранде неба….

Эротика рассвета и заката...

Будни поэзии.

Вальсирующее кружево строки и

Харизма ткани бытия...

Место цветения любви.*

Что ты, читающий эти строки, вкладываешь в слово «любовь»? Что чувствовал ты, когда она пришла в твою жизнь? Что чувствовал ты, когда твоё сердце обрело звучание любви?

Когда ее нежность даровала цветение моему мертвому дереву Тиса... искренностью было всё... и нежность, и цветение, и вечность.... Два совершенных безумия - древо смерти и древо бессмертия…защищенных и уязвимых любовью....всегда рядом.*

И ты хранил это звучание в своём сердце, хранил, пока хватало сил. Бережно укрывал эту нежность от всех ветров, врывающихся в твоё сердце. Хранил, собирая этот храм своего сердца из осколков и пепла. Ты шёл… во имя, вопреки. Шёл к тому единственному, что составляет сердцевину жизни – к Любви, учась пониманию и прощению, срываясь в отчаянье и падая в неверие. Умирая и воскресая, вновь делал шаг в бессмертие.

Вновь с неба веет милосердьем и любовью...*

Будет ли услышана твоя молитва о любви? Встретишь ли ты того, кто увидит в твоих глазах всю боль пережитого, кого не испугают шрамы твоего сердца, того, чьи глаза станут для тебя молитвой и спасением на все времена?

Прикосновение Любви творит высь…

И ты падаешь в эти Небеса, в эту веру. Твой исключительный шанс сбыться.

Так нежно любить могут только отчаявшиеся…

Так горячо смотреть могут только идущие босыми по дну небес…*

Вся любовь твоего сердца врывается в этот мир, сметая всё лишнее и наносное, всё, чему тебя учило неверие, всё, что не Любовь.

Небо нуждается в верности...

Услышь, как внутри поёт верность и нежность глубиной полночных звёзд...*

Смотри в этот мир, смотри глазами Любви.

Вот они - Господа твоего глаза... Смотри ими...

Смотри ими в неверие.

Удержись на ветру, ступая по воздуху,

Обрезая ступни о лезвие света.*

Смотри глазами Любви, и ты увидишь только Любовь. Любовь найдёт лишь любящий.

Смотри в глаза того, чьё сердце в твоих ладонях. Оно тоже покрыто шрамами и трещинами. И оно тоже ищет Любви. Не отрывай глаз и падай в эту бездонность, обретая в падении крылья.

Взлетай... качаясь на весу...

Летать предписано...

Вниз не смотри... Там только те, кто не искал любви.*

Любовь земная, пришедшая из вечности, подарившая вам двоим бессмертие. Люби, ибо все мы смертны. Говори глазами, сердцем, губами и руками. Говори то, единственно важное, что вы оба возьмёте с собой, покидая этот мир.

Моя любовь, моя женщина, моя вечность...

Я хочу писать её ладонями и губами...

Ибо... ночи мои конечны в этом мире смертельно тесном...

Где слова, как последняя ласка губ,

В душах наших сросшихся,

В коже нашей сросшейся,

Под которой мы спали в самые лютые морозы...

И оттого умели расцветать.*

Иди по воде, звучи любовью,

ибо всё, что у тебя есть – это

Один Бог, одна Жизнь, одна Женщина.*


Жестова Т.Ф.

(филолог, искусствовед, преподаватель воскресной православной школы для детей и взрослых)


* Эдуард Дэлюж

** Вера Николаевна Маркова


Строфа

Строфа,

Да будет день, да будет ночь

В своем сиянии, в своей безумной сути!

Что мы пытаемся в ней превозмочь

Сквозь седину и алость перепутий?

Встаем на шаг...быть может на крыло...

Внезапно всё...ухаб, порывы ветра.

Непредсказуемое ремесло –

Быть на Руси пророком иль поэтом.

Пальпация, побуквенный симптом

Переворачивания в жизненной утробе.

И где то тут - и север и восток,

И где-то там - ревнующие боги.

Пером по венам, на бумагу каждый слог...

Мир воскрешения - ежесекундное признание

В том, что тебе доверил Бог -

Быть промежутком жизни описания.

Себя на плаху эту положив

В алькове стали, и цветов, и ярких звуков,

Тебе завещано Строфе этой служить

И быть её молчанием и звуком.

2017г.


Закат. Шопен, ноктюрн №20

И молится закат, молится, чтобы быть и ничего больше

В фарфоре Ра - Высокий звук заката...

Синь, ранящее торжество…

Этюд в багровых тонах,

словно дерзкий миг, пришедший за попыткой...

Бог дал ему голос, чтобы терять себя...

О, этот невесомый звук -

Последний Псалом уходящего…

Упование…

Упование - строка к строке

средь одинокого смысла тебя, причащенного временем.

Как врут слова на пламенной латыни

пред этой распаленной красотой!

Как чувственно не сдержан ритм теней!

Сгущенье красок, звуков, уходящих в глубину

и замирающих там сонмом аберраций...

Как совершенен след оттенков бытия…

Поступь легка…

Прогулка по аллеям удивления и трепета…

Прогулка в черный парк и святость фонарей…

Слышишь, как вечность вливается в строки небес

Жертвенником Слов?

Слышишь, как на детские прописи нежных сердец

и срезы усталых цветов падает тень?

Тень причащения …

Темный Смычок по Скрипкам воспаленной Плоти,

Рифмы алых рук на фоне темноты…

Там, где недописанное не горит,

а обжигает раскаленным молчанием язык твой,

Где каждая строка отличается цветом и словом;

Медленно падать в тебя,

как падают в летопись шелеста звуков,

Уходящих в глубину холодного чувства про́житого.

Там, где пишутся стихи, там разорвана связь времен…

Звук мироточит…

Строка замирает на вдохе… И не выдохнуть!

Шепчи... не говори, шепчи...

у подножия Времени, посвящающего тебя в черное.

Шепчи... сквозь хаос разноцветий заплаканный дотла...

Смерть возлежит у ног Бога …

Их диалог - эпиграф… Эпиграф Вечности,

И звуки пыльной тишины

сгустились в ритуале причащенья...

Закат... слагает Бог непостижимые стихи…

И плачет Смерть у Бога на руках,

Темнеющим смычком тоски,

касаясь невесомых откровений,

Где будет тихо спать, став тенью у теней в гостях…

В нотах без нот, завернута в забвенье,

Что завернет, уставшее, в покой...

О, эти двое так легки...

О, эти двое знают Вдохновение в лицо.

Взамен цветов, немая нежность грусти

Глаз, что знают всю любовь

Божественного непостоянства.

Вязь букв на узорах трав…как шаг в Всеверие

Сожженного повествования заката.

2015г.


Строка седьмая

Я собираю ковчег врученного мне мира.

Каждый день, с момента рождения, я строю ковчег.

Мои тетради с песнями вдоха и выдоха…

Пятивластие пальцев роняет строку за строкой…

ковчег строк.

На изломах мира садится солнце, встает солнце…

Выстилая мои святыни, сшивая бессвязные явления:

Строка первая…

Меняются души...со-бытие́… всего со всем.

Слова, как голод, голод разной силы,

оттого и у слов разная сила.

Плачут лишь те, кто любит свою душу...

Голодом томимые, учатся любить.

Чтобы забыть боль ее нужно полюбить…

я возьму Боль и Любовь.

Листья по жилам голых палок сердца.

Плач и радость - это голоса...

Строка вторая…

Я возьму Ветер и Дорогу.

Поверни там, где ветер, когда услышишь звук,

поверни к звуку,

Там Бог и переправа.

Есть истины, голоса которых еще доносятся до тебя… голоса, которые ты ещё слышишь.

Голоса, где идёт сражение за тебя,

ты уже проиграл или победил…

Кто знает, чьё сердце бьется в груди у этого мгновения?

Строкой третьей бьется оно в груди...

Счастье осознанного мгновения обновляет всё бытие.

Все стихи - это письма с другой стороны.

Время мчится по тропе холста. Куда?

Душу в тело глухое одели, но слышит она...

Кусочки строк...когда же целая строка?...

Вечные стихи без слов, гранью безграничного...

Это ли не четвертая строка?

Это ли не месть богов,

давших нам божественность чувств и тело,

Тело, не умеющего повторить ничего,

кроме жалкого эха…

Столько чувствовать и не уметь сказать!!!

Строка пятая…

Голый сад...Пустыня испытаний…

место, в котором другой голос может говорить…

Ты гасишь звезды над моею головой,

но какие ты зажигаешь взамен?!

Отзвук летален...листья еще качаются, дозревают...

пусть проверяют чего они стоят.

Оторвутся от ветвей… Так же и я, как листья, сыплюсь, рассыпаюсь, рассыплю…

Тысячу лет так же сыпемся мы –

отпущенные Слова Его пальцев.

Бессмертие должно где-то прятаться...

это как душа, наполненная музыкой...

Снежинка, пролетев сквозь пламя… плавно тает на щеке

Кто-то с пальцев отпустил слова...

Они летят… белоснежные… похожие на покаяние.

Строка шестая…

Это наброски к шагам...

Оставь Любовь, а остальное вынь!

Ценой своей жизни уходит ночь...

Ценой своей жизни собираешь ты свой ковчег...

Качнувшийся голос Библейской тишины

в беззвучной высоте....

Стыд разъедает огрубевшие шрамы

и извлекает из укрытия душу.

Отрезая кусочки от своего паруса,

ты пишешь на них письма к Богу...

Дожидаешься ветра и отпускаешь их к Нему…

Лист, полный слез и радости…

Строка седьмая…

Пыль падает дождем с лепестка,

И открываются от жажды рты,

чтоб выпить Слово, что расцветет в саду...

Кто-то умирает внутри цветка…

кто-то рождается внутри цветка…

Цвет хоронит тебя там, где начинается цвет...

Сумей прочесть.

Последний полдень для тебя…

снаружи пепельный, внутри кровоточащий...

Глаголы площадей уже близки...

лжеправедность глаголами презрения

ходит по улицам...

Ершалаим уходит в тишину... Ершалаиму холодно.

Для вечных строк не найдется темы?

Взгляни, их письмена так ярко алеют -

Снаружи пепельный, внутри кровоточащий...

Их письмена знают,

что страшные муки идут своим чередом.

И время высохло...

Надменным запахом шторма и розы

что-то играет с тобой.

Зачем и что будет потом?...

Напьются нектара поэты,

а лжеправедность все также будет ходить по улицам...

Свобода дара… тебе придется напиться ей через боль.

Глаголы площадей уже близко…

Глаголы презрения не впустят в свою строку веры...

Выбор у всего земного только один –

любить или умереть...

Последний полдень Тебя под ветхозаветным небом...

Галдящее завтра, где в одиночной камере своего «я», Пилат почти уже убежден в своей несвободе.

Поэзия - сама себе уста…

Сбросив мучительный покров,

Ты вошел в сияющее утро Слова.

Голод Слова в разносильи слов.

Я собираю ковчег врученного мне мира.

Каждый день, с момента рождения, я строю ковчег…

2015г.


И нет меня, и тысячу раз я

И нет меня, и тысячу раз я...­

Среди ветвей, разбуженных весною,

Рожденный новой нотою земною...

Где нет меня, где тысячу раз я...

Я научился Говорить, я говорю стихами.

Звучание пересыпает дней песок.

У строк есть срок,

У срока есть прощанье,

Что каждый день мне серебрит висок.

Как пальцев обещанье горячо!

Из знака Пустоты горит Звездою

И сон полыни и весна листвою...

Перекрести меня! Ещё раз и ещё...

Я вспомню Звук,

Я вспомню все названья,

В той млечности рожденные слова...

Зеркальный отблеск Твоего молчанья -­

Зеркальный голос моего пера.

И ветер тихо шепчет имена,

В наряды белые их одевая,

Где яблоня роняет письмена…

Где нет меня, где тысячу раз я!

И нет тебя, и тысячу раз ты!

Вновь пульс уроним посредине бездны.

Исходят Светом белые стихи,

Исходят тенью призрачные мессы.

Цветут деревья за пределами земли,

И есть ли смысл звать тебя домой,

Когда мы, как они обнажены,

И в Боге бог и в тишине Любовь.

Как нежен шелк, где полыхнут уста!

Как нежно бредят тени под луною...

Я вновь однажды упаду сюда,

Прося тебя, еще не созданную мною.

Чтоб задувать полночную свечу

В томленьях уязвленных красотою,

Донашивая платье цвета снов,­

Разнашивая кожу цвета боли.

И нет меня, и тысячу раз я...

2015г.


Выслушан, Вымолен, Милован

Ранящие строки,

Пронзительные ноты,

Трагическая маска закатного абриса...

Букеты обезглавленных мертвеющих симфоний.

Нет, я не плакал в сумраке осеннего каприза.

Ранящие строки, звучащие шестой октавой,

Процеженные слезным голосом...

Мир высок как Евангелие,

Выцветает в осенние шрамы,

Ветвью мокрой царапая безудержность прозы,

Мягко падает перевернутый,

Уходящий тропой расставания.

Время среза цветения,

Время вне расстояния...

Не пугайся, ты Выслушан,

Вымолен,

Милован.

Эти красные звуки фантомных агоний,

Недописанных строк,

Недопетых сюжетов,

Дисгармоний прощаний.

Доминанты отчаянья

Полетевшие криком к журавлиному небу.

Аллегории?

Нет, уже расстояния...

Расставания...

Невесомость...

Молчание...

2015г.


Пассакалия

Перевдохни меня. Я чутче стал с годами.

Мне кажется, я здесь уже три века.

Бессмертна память и Бессмертно Обещанье,

Создавшее когда-то человека.

Слова мои, нас повстречают снова,

Распорют и сошьют, крестя дорогой,

Ведя сухими пальцами сквозь раны,

Ведя сухим дыханием за Богом.

И с каждым словом становясь на смерть короче,

И поминая музыкой терновый полдень,

Перевдохните, Гендель, в стылых пальцах ночи!

Пророчьте, Гендель, хмелем междустрочий.

Хмель не для мертвых, для живых, для невесомых.

Хмель - где цвета впадают в день и дышат тени,

Где полным звуком хочется молчать,

Пролив вино на черно-белые ступени.

Где со следом оленьим рядом – львиный…

Где семь смертей за каменной спиною,

Где я, не веря в смерть, целую яд

Своим противоядием – Любовью.

Где я создам тебя в канун зимы

В словах, что начинаются с заглавных.

Где лягут звуки на бессилье темноты,

На тяжесть мёда тех последних яблок.

Где заклинать в стихах, а после в сини

Я буду эти вехи, звуки, лица...

Где вздрогнет бабочка, касаясь многоточий,

Возможно та, что помнит складки плащаницы.

Не хватит сил, начни меня сначала.

Раскинув Руки* - Те, что помнит Эхо...

Любовь Твоя сошьёт ли мне нежнейший из нарядов?

Любовь, создавшая из смерти человека.

2015г.

*Раскинув Руки - эхо,помнящее Руки распятого Христа.

Звучит Georg Fridrih Gendel- Пассакалия сюиты g moll


Подброшенный ввысь

Перечитай инструкцию по пользованью жизнью...

Ты ещё хочешь сорвать стоп-кран?

Каждый, кто приходит,

приносит сюда свои воспоминания,

возвращая кожу, голос, тело...

Каждый одевает свои воспоминания.

Не осмысливай горизонт, он - лишь воспоминание Неба,

а кажется, что бесконечен.

Чтобы увидеть себя, нужно заглянуть внутрь,

а кажется, что вдаль...

Быть прощанием навсегда - каждый твой день.

Глубокое признание исчертило небо.

И нет дверей, и некуда стучать..Пустота.

Ты превращаешь пустоту в искусство.Пустота...

Не из каждого делают шоу...

Запредельная боль и радость - Любовь?...

Сила боли и радости –

эквивалент Силы и Глубины Голоса...

Только распятый и вознесенный

ты будешь услышан ЗДЕСЬ.

Только Любовь будет услышана ТАМ...

Этой кровью можно переписать весь мир...

Твоей Кровью.

Ты должен остаться в живых, чтобы переписать мир.

За поворотом дороги ты родишься в другой рубахе.

Саван тишины и блеск слова...

Душа всегда смущает тело,

тело всегда смущает душу.

Не привыкай к телу...

День возможно настанет и станет твоим.

Налегке....

Налегке войдешь ты в него...

Песни пишутся на смертном одре всех земных личин.

Пулевое отверстие откровения,

как знамя над бессмертным бастионом...

Как тысячи не сдавшихся «оковам»

Как миллионы и один Христос.

Как безусловность, что вне правил игры,

где жгут костры и кидают на стол кости...

Ни слова о любви, Любовь вне слов.

Бог эроса в бокал...

Ещё не время прятать нежность...

Не опускай исчерченной руки,

даже если тебе нечего сказать в своё оправдание!

Радуйся, выживший воин!

Радоваться - нечеловеческий труд.

Ты всё еще хочешь сорвать стоп-кран,

подброшенный ввысь?

2015г.


Так нежность просится к огню

Так нежность просится к огню -

Искать безудержные дали,

Искать полночные печали -

Так нежность просится к огню.

Молчу Тобой, молчу и пью...

Так нежность просится продлиться...

Мне снится, мне наверно снится –

Ночь, приручение к Огню.

Глаза и губы в тишине,

Как обещанье непокоя,

Как свет и тьма, как роковое,

Как причащение к Огню!

Как кровь, писавшая стихи

Пред обнаженной наготою...

Я заберу Тебя с собою

В другие жизни и стихи.

И там, где алый свет зари,

Где губы жаркие по телу,

Я подарю тебе огни ,

Огни любви, огни вселенной.

Огни, что повенчали нас

И растревожили рассветы...

Огни, что создали поэты

И освятили мотыльки.

2015г.


Без предупреждения

Ни закат, ни рассвет не могут оставить следов...

Ни листва, ни снега их не оставляют...

Так чего же ты ждешь в объятиях розы ветров?

Так чего же ты просишь, эту даль с тишиной преломляя?

Без предупреждения мы теряем всё в этой жизни.

Без предупреждения приходит к нам всё…

Остановись у этой строки.

Вас никогда не предупредят о том, Что завтра расстанется с вами.

Мы стараемся сохранить ясность, но…

Без предупреждения…

Приходит день и также уходит.

Без предупреждения

Кто-то смотрит на нас.

Смотрит теми глазами,

Без которых мы никогда бы не узнали Любовь.

Без предупреждения…

У слепых есть вера в возможность,

Но и к ним приходит всё без предупреждения,

Заполняя меру радости или страданий.

Без предупреждения …

Приходит разочарование.

Мы совсем не готовы жить.

Мы совсем не готовы умирать.

Мы не готовы ни к чему…

Без предупреждения

Падают эти строки

Верьте во всё, во что вы способны верить…

Время хранит для вас всё

Без предупреждения.

2015г.


Имя Твоё

(Марине Цветаевой)

Имя твоих Стихов - Боль.

Имя твоих Дней - Юдоль.

Имя твоих Глаз - Чистота.

Имя твоих Мук - Нагота.

Имя твоих Слёз - Цветы.

Имя твоих Рук - Щиты.

Имя твоих Ночей - Пустота.

Имя твоих Святых - Красота.

Имя твоих Оков - Крест.

Имя твоих Врагов - Лес.

Имя твоих Должников - Псы.

Имя твоей Тесноты - Штифты.

Имя твоих Детей - Ночь.

Имя твоих Шагов - Прочь.

Имя твоих Голгоф - Рты.

Имя твоей Немоты - Хлысты.

2015г.


Травы выбрали короля, травы выбрали королеву

В бездыханность... Оставь мне надежду на явь!

В этих летних сонетах, где мы разлетелись на буквы.

Где губами скольжу от коленей к плечу - целовать...

Где разрывность, как плаха, где безоружные руки.

«Ночь для ночи. Играет безумная плеть скрипача».

Вдохи пальцев... и оживают полотна.

На балу тех теней я позволю тебе вырезать

Рифмы голосом страсти, ритмы жаждой полёта.

НЕБЕСмысленно… Этих, Твоих, о Тебе

Чистокровная кровь. Донна мгла, я иду за тобою...

Проверяй остриё недопитого нами глотка

В вечерах, что впитаются в травы, судимы косою.

Развяжи, гость твой умер, остался любовник и друг…

Трогай строки вином, засыпай в их безудержной неге,

Там, где бледным пятном заходит молчание в дом,

Разливая свечами глубину в нашем ветхом ночлеге.

Никаких полумер, где долиною шёлка слова...

Не молчи. Развяжи!

В раскаленной крови выживут только родные.

Где глубоким и нежным стих так просится с губ

Целовать твоё нежное в красном, твоё алое в черном.

И звучат фонари и поют в ночь пронзительно AMEN...

Где натянута тетива и так жарко в прелюдии глаз.

Травы выбрали короля, травы выбрали королеву…

Шепот дикой луны, разливая за тела края.

2015г.


Племя небесной нежности

И солнце заходя, сошло мне в сердце

Поэзия живёт в мире... это душа всего живого,

Маленькая тайна, что заключена в сердце всего сущего,

Откровение Души Душе…

В окне забытый с ночи стих... записываю его:

Племя небесной нежности…

У души тоже есть сердце,

Звучание его не датируется,

Оно вне времени, вне расстояний.

Строки как молитва во тьме...

Бог не добивает раненых Красотой…

Ему страшно от их тишины.

Золотые рыбки в черной воде на страницах ночи...

Твой взгляд когда-то вышил мне одно из созвездий,

Впрок, как путь домой…

Луна переполнила дом...

Я слушаю твоё дыхание…

Поэзию твоих волос в мягком луче света…

Женщина - это начало времён.

Кровь обжигается только о кровь.

Роняет ветка лепесток тишины - имя твоё и стиха...

В ладонях фонарей смеются мотыльки...

Ветер баюкает тени...

Линии прикосновений тонки...

Горлом хлынуло сердце…

Медный отблеск свечи на замерзших пальцах...

Черной каплей падают на лист слова -

Изобретение Любви - распятие Христа…

Первовкусие Любви - Соль.

Тишина - это место, где ты сотворишь Того,

с кем придется сражаться!

Ты идёшь по пути на котором вас нет!

Неподвижность становится ритмом…

Тень всегда лишь с одной стороны,

Смирительная рубашка на голое тело

Чтобы прийти Оттуда и вернуться Туда.

Положи на край ночи дописанные строки,

слезы, нежность, соль...

По перилам многоточий скатился рождения звук –

рассвет.

Я служу сегодня воздухом тебе, бесконечность.

Имён больше нет, белый ветер размыл дороги.

Ловцы озарений смотрят в мир…

в предчувствии Цветения,

Помня, что Цветение -

мгновение откровения Души Душе…

Всё, чего коснулась моя душа, стало частью моей души

2015г.


Перекрести меня на ветер

«Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Или какой выкуп даст человек за душу свою?»

Мф. 16:25

Алфавиты душ рождаются с закрытыми глазами?

Помня удары крови…

Отсчёт перед словом БЫТЬ - ты запишешь меня белым,

Пронзительно белым…

Показывая очертания слов, а за ними бесконечность.

Вполголоса касаюсь...

И уже на пороге.

Память мгновений, подчеркнутых вечностью:

Белая бабочка не помнит,

сколькими гусеницами она была.

Пламенное веретено…

Все раны песок...

Не ты здесь первый, не ты уйдёшь последним.

Перетекаешь меж смертными берегами

Чтобы поссориться с ними насмерть.

Песочными часами в новый день...

Оплакивая то, что ты имел, но утаил…

Дотягиваешься до исповеди к листу белому

И пишешь черным.

Лабиринт тайн перелистывает страницу за страницей,

А они все на ладони линиями жизни…

Шрамируют промежуток от твоего слова

до твоего прикосновения.

Пересыхает дыхание.

Пересыпаю его на вдох и выдох.

Где вы нашли цвет, чтобы цвести?

Из-за спин одиноких деревьев появляется вечер…

Его теплый ветер напоминает весну,

Пойдём домой, и зажжем свечи.

Тихо, как скрипка, шумит моя кровь…

Время не старится, оно бродит и никогда не спит.

Но и оно теряет равновесие рано или поздно.

Время пренебрегает тобой, потому-то ты вне времени.

Зеркала разбиты,

Лица разбились на их глубине…

Морщинки мелкие, и те полны невыразимой нежности…

Женщина, смотрящая сон рядом со мной,

Обнимай нежнее, чтобы жизнь уходила не так быстро.

В нежности есть невесомость,

Полет и безвременье…

Жди меня там, где идёт снег,

Под открытым воздухом следующей жизни…

Талые руки к талым губам.

Плавься, как в первую встречу,

Нам предстоит Следовать в зиму…

Там, где нас будет исследовать темнота

на верность и прочность.

Прости обожженное до тебя.

Перекрести меня на ветер,

Мы все равны перед землей.

Я хуже помню жизнь, нежели стихи,

которые она мне подарила…

Новолунья шов…

Наркоз первого снега придет потом,

придет как ничей пророк.

Все дороги ведут в хроники нового беспамятства.

Ты заранее обречен чувствовать пустоты в себе…

для восполнения.

Говорят, что истина в первой букве, и только там.

Что скажет тебе тот, кто ушел?

Приноси жертву и возвращайся!

Ты взял от жизни жизнь,

Загадку души без ответа.

Иди…

Душе твоей нет ни имени, ни лет.

Одетое цветами тело,

Глаза, буквы, звуки…

Кровь не простыла, нет!...Просто

Первый шаг всегда труднее смерти.

В колыбельной рождалось стихотворение,

Рождалось откровение,

Рождалась печаль мира…

Какие Стихи были написаны под копьем,

приставленным к ребрам?

Ибо ХОЗЯИН только ОДИН/ОДНА/ОДНО

Я помню лик, склоненный над колыбельной -

Улыбка невыразимой Любви…

Колыбельный колокол…

У него кто-то подкинул вверх монету…

Упала гулко монета на блюдо,

Монета с профилем Саломеи.

Все самое сокровенное происходит без нашего спроса,

Обвиняемые беззащитны,

Приговор обжалованию не подлежит – живи.

Цена монетки определяется материалом,

вложенным в ее создание…

Ты - заготовка.

12 заповедей на твоих десяти пальцах…

Мы становимся такими, как смогли,

Идя от слова, которого еще не было, к Слову,

которое уже знали.

Золотая пытка - там, где ещё монета,

подброшенная в воздух,

Не завершила падения на блюдо.

Перекрести меня на ветер

2015г.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.