Глава 101. Собачий нюх. Братец, так братец

Франквиль Дюшон поступил на службу к Антуанетте через неделю после воскрешения своего несчастного брата. Лысый уже неплохо себя чувствовал, даже начал вставать с помощью костылей, но левая сторона туловища онемела, и речь тоже была нарушена. Если бы профессор вовремя над ним не поколдовал, то последствия могли бы стать куда трагичнее.

Антуанетта позвонила Франквилю в Буживаль (тот в этот момент кормил парагвайских черношейных лебедей кукурузной кашей с мидиями, поджаренными на оливковом масле):

- Месье Дюшон, как поживаете?

- Спасибо, мадам, а как Ваше самочувствие?.. Очень рад за Вас! Только что вернулся из Парижа, разговаривал с братом, кажется он пошёл на поправку - спасибо Вам за хлопоты, мадам...

- Месье, нет ли у Вас возможности помочь мне в одном щепетильном вопросе? Я Вам оплачу за услуги, и в дальнейшем буду очень признательна за помощь. Дело касается тех обязанностей, которые выполнял у меня Ваш брат.

- Мадам, очень рад быть Вам полезен. Разрешите мне встретиться с братом и уточнить подробности, чтобы стать во всеоружии?.. Спасибо, мадам, я тут же навещу Вас, и мы обсудим наш контракт. До скорой встречи!

Все последнее время перед выходом в отставку Франквиль работал в следственном управлении кинологом, то есть специализировался в розыскной деятельности с помощью четвероногих сыщиков. Под его началом было три служебных собаки - немецкие овчарки - мать, сын и дочь. Собачки имели даже награды министерства (в том числе натуральными продуктами), а уж сколько при их помощи выявлено преступлений и поймано преступников, так этому и счёта не было. Сам Франквиль Дюшон также был неоднократно поощрен и награждён, ну а по окончании службы - почётной медалью Национальной полиции. Такие награды абы кому в Франции не дают. Это что то вроде дворянского титула.

Так вот кто кого учил разыскивать преступников - Франквиль собачек или наоборот - это большой вопрос. Но главное, что дрессировщик за время долгой работы с четверонигими и сам выработал своеобразное чутье преследования, то есть собачий нюх. И не деньги, которыми обещала осыпать Франквиля Антуанетта, были главным мотивом его согласия. Им руководило чувство нужности, необходимости, значимости в своей профессии, его звало эхо боеготовности.

IMG30401458313076

Уж не знаю - случайность ли, а может быть тоже какое то собычье предчувствие натолкнуло меня на мысль позвонить в Буживальский ирландский паб официантке Камилле и узнать, какие там новости в птичьем королевстве? Как себя чувствует Лысый, его троюродный братец, и как там вообще насчёт провинциальной французской жизни? Официантка мне все и рассказала: и об инсульте Лысого, и о том, что за птичками присматривает сожительница Франквиля, и о том, что Франквиль почти не бывает дома... Ага! Значит Антуанетта взяла в оборот и братика! Мало того, что чуть Лысого не отправила к родителям на погост, ещё и брата хочет ухайдокать. Ну что ж? Братец, так братец. Какие проблемы?

Глава 102. По следу тасманского дьявола

Ах, Тасмания! Страна влажной зелени и лесных чудовищ. Страна бескрайних океанских просторов. И любви.

В Сиднее я часов пять подремал в аэропорту и в 6-40 утра вылетел в Хобарт - столицу Тасмании. Это и Австралия и нет. На острове немного другой климат: здесь зимой не так жарко, да и летом не холодно. Это странно, но ведь и сама Австралия и её южная провинция Тасмания находятся в другом полушарии, где для европейцев все наоборот.

Вам наверное интересно, почему меня занесло в эти дремучие края? А все по той же причине:

"Антуанетта, мне иногда тут скучно без тебя. Австралийки слегка диковаты, а уж насчёт русских, так просто невыносимы. Для них все русские - это мафиози с автоматом Калашникова на животе. Я даже в интернете нашёл австралийский словарик и специально изучаю местный диалект. Виллу, которую я снял (извини, что не могу тебе назвать её адреса из конфиденциальных соображений) отгораживает от леса бывшая каторжная тюрьма, которая теперь вся покрыта зеленью, абсолютно вся. А окна мои глядят на море, где в ста метрах от берега возвышаются четыре островерхих скалы - одна другой выше. Окна смотрят строго на север и солнце в хорошую погоду греет словно по заказу. Так вот закаты здесь тем интересны, что они не как например в Марселе, по правую руку, а наоборот. Согласись, это непривычно.

Высылаю тебе фотку, где я подружился с тасманским дьяволом - это очень милые существа и весьма доверчивые к людям. Сегодня я кормил его жареными куриными окорочками, кажется пища такая - ему высший смак.

IMG30401459026911

Я поживу здесь ещё пару месяцев, если соскучишься, то прилетай. До скорой встречи."

Я даже не знаю точно, есть ли на острове такая вилла, которую отгораживает от леса каторжная тюрьма. Не уверен, что найдётся такое место, где перед окнами четыре островерхих скалы. Да и вообще, по правде сказать, я жил целую неделю в центре Хобарта. Вся эта сказочка предназначалась моему новому следопыту Фанквилю Дюшону, который стремглав должен был броситься по этому моему тасманскому следу. Антуанетта тут же набрала его по мобильнику:

- Месье Дюшон, добрый вечер!.. Спасибо, месье, у меня все в прядке. Наш беглец прислал координаты, он в Австралии, в частности на острове Тасмания.

- О-ля-ля! Куда, однако, забрался! У Вас есть его адрес, мадам?

- Есть косвенные сведения, месье, но Тасмания небольшая, надеюсь на Ваш опыт и смекалку. Если Вы завтра же отправитесь, то я займусь билетами.

- Мадам, если можно, то во второй половине. Завтра из Португалии привезут с утра комбикорм для страусов, я обещал встретить машину, и рассчитаться за услугу, заодно приготовлюсь к поездке.

- Хорошо, месье, я Вам перезвоню, когда все решится. Спокойной ночи...

Глава 103. Три овчарки и стая индюков

"Серж, вот бессчетное количество раз бывала в Австралии, а в Хобарте погостить так и не удалось. Хотя однажды заглядывала на круизном лайнере, но это было ночью и стояли мы там не долго.

Спасибо тебе за приглашение, я его обдумаю и возможно прилечу на парочку дней для встречи. Дольше вряд ли удастся побыть - я ведь сейчас очень занята покупкой золотого прииска в Гане. Хотя скучаю по тебе очень-очень. Ты так давно не шептал мне на ушко о том, какая я красивая и стройненькая, что даже ночами просыпаюсь от кошмарных снов, и от одиночества. Пожалуйста уточни место, где находится твоя вилла, возможно я захочу обогнуть остров на яхте, и отправлю вперед Андре, а сама прилечу чуть позже..."

Так и подмывало ей сказать, мол ты Антуанетта ещё и Шерлока Холмса своего новоиспеченного в трюм запихни. Вот вот. Вместе с тремя овчарками, и стаей индюков размером с барана.

"Антуша, а ещё, здесь обитают большие птицы, типа страусов, ты наверное знаешь, называются эму. Они тоже доверчивые, я даже одну погладил по спинке. Видео прилагается."

IMG30401459100921

Эту информацию я подкинул непосредственно для любителя пернатой фауны - для троюродного Дюшона. А то он будет тут без дела слоняться, как каторжник, в поисках моей виллы, отгороженной бывшей каторжной тюрьмой. Пусть лучше парочку страусов приобретет для пользы от путешествия.

Я съездил на страусиную ферму, и с любезного согласия хозяина отснял селфи-фильм о том, как я кормлю громадных птичек вкусными червячками. Франквиль, наверное должен быть в восторге от такого зрелища! Заодно и хозяину подбросил дезинформацию насчёт своего местопребывания, на случай, если Дюшон заявится на ферму. А он никак не сможет упустить такого случая, ведь на видео я прилепил логотип с названием и веб-адресом фермы. Счастливого Вам пути, месье троюродный Дюшон - любитель трансокеанических круизов и крупнокалиберных птичек!..

Знакомиться с австралийскими леди напрямую я не решился. Русской фирмы вечернего досуга, услугами которой я неограниченно пользовался в штатах, здесь не оказалось. Да тут и русские были в дефиците - очень уж далекая страна, эта Австралия. Я долго копался в интернете на форумах знакомств и наткнулся таки на русскую девушку, готовую любить всю ночь напролет, и быть до утра любимой. Единственная проблема заключалась в том, что жила красавица в Мельбурне, то есть на материке, и её нужно было туда-сюда транспортировать. Девушку звали Лиля. Она очень обрадовалась, что могла оказаться полезной, не стала настаивать на больших деньгах, и готова была вылететь в Тасманию сию же минуту. Ну а все расчёты должны были состояться по её отьезду. Вечером этого же дня Лиля отсыпалась в моём номере, а уже в полночь мы сидели с ней в вип-зале ресторана, исключительно вдвоём, не считая официанта и музыкантов...

Глава 104. Жуткая история, поведанная Лилией

И вот какую жуткую историю поведала мне Лиля.

"У меня ещё с детства были способности к хореографии. Уже в 7 лет я начала ходить в школу танцев в Новосибирске. Участвовала в конкурсах, ездила по всей стране, в одной только Москве была раз пятнадцать наверное. У меня последовательно было несколько партнёров. Последний мой партнёр по танцам, его зовут Вадим, однажды нашёл в интернете турецкую фирму, которая зазывала работать в Стамбул, танцевать в элитном ресторане. Мы отправили видео, и нам пришло приглашение. Родители мои были категорически против, но я ослушалась их, и мы с Вадимом на страх и риск рванули за длинным долларом. Никакой фирмы и не было. Нас в первый же вечер разлучили с Вадимом, и его судьба до сих пор неизвестна, возможно что его нет в живых. А меня привезли в гарем, отняли паспорт и угрозами заставили ублажать богатых клиентов. Мне ни цента не платили, а питалась я в тех домах, куда меня привозили, ну и иногда подбрасывали типа чипсов или орешков. Парфюмерия и одежда были в избытке, но свободы никакой. Два года я была рабыней. Сбежать или пожаловаться было бестолку - за этим неусыпно следили, но самое главное, что нас накрепко предупредили, что расплата будет жестокой. Девушки, которые изнашивались - внезапно исчезали и мы могли только догадываться об их несчастной судьбе. Нас всех ждал один итог. И конечно же терять нам было нечего, но и сбежать тоже не было возможности. Однажды меня с подругой привезли к двум австралийцам. Они были морскими офицерами, а нас доставили на большой корабль. Я немного знала английский. Его звали Джеймсом, он работал на корабле каким то главным специалистом по морской навигации. Я ему очень понравилась, и он предложил мне руку и сердце. Времени на раздумья было мало, да и отказываться не имело смысла, я согласилась. Вместо меня с моей подругой сошёл на берег Джеймс. После долгих дебатов он выкупил меня за 10 тысяч баксов. Вот так я оказалась в Австралии. Сначала нелегально, затем он мне сделал имиграционные документы. Но свадьбы не состоялось. Джеймс на четыре месяца ушёл в плаванье и погиб при странных обстоятельствах, сказали, что он пьяный кувыркнулся за борт. Ну а официальная версия - погиб при выполнении задания в мирное время. Работы для меня в Мельбурне нет. Я получаю небольшое пособие от правительства, но этих денег едва хватает на проживание. Вот подрабатываю."

IMG30401459109719

Глава 105. Большой привет от кенгуру

Ресторан, в котором мы отдыхали с Лилей в переводе на русский назывался "Большой привет от кенгуру". Это я специально его выбрал, в рассчете насладиться каким нибудь профессионально приготовленным блюдом из кенгурятины. В супермаркетах, кстати, её даже в избытке, включая всякие колбаски для барбекю, но я пока не рискнул сам возиться с неведомой мне зверушкой. Я решил доверить наше с Лилий здоровье местным поварам. И, кажется я не ошибся. Нам принесли мясо в маринаде, тут же нарезали кубиками, и это нужно было пробовать совместно с кукурузными хлопьями, политыми тем же маринадом. Я так и не понял на что по вкусу это было похоже, но довольно таки оригинальная еда. Как потом выяснилось, таким образом австралийские аборигены делали в древности себе заготовки на лето (ну то есть на холодное для юга Австралии время года). А маринад этот был такого зеленейшего цвета, густой, что того и гляди из него вынырнет крокодил и съест все кукурузные хлопья. Лиля даже поначалу доверила дегустацию кенгурятины мне, подождала, и убедившись, что со мной все хорошо, попробовала сама.

IMG30401459202580

- Я, Роман, сама бы никогда не решилась это съесть. В магазинах, мне казалось, что кроме аборигенов это мясо никто не ест. И в то же время оно дорогое, что никак не вяжется с их уровнем жизни. А впрочем у них неплохие дотации, может для них и нормально. Вкусное мясо оказывается, нежное, да и соус пальчики оближешь. Спасибо тебе, что просветил меня насчёт австралийской кухни, сроду бы не знала.

- Лиля, на здоровье, попробуем тут ещё чего нибудь экзотическое поискать в их меню... А скажи, Лиля, разве Джеймс увлекался алкоголем, когда вы бывали вместе?

- В том то и загадка, Роман, что при мне он ни разу не выглядел пьяным, да и выпивал не больше пол бутылочки пива. Я сама была потрясена таким ужасным фактом.

- Ты любила его?

- Скорее нет. Была благодарность, за спасение, за его ко мне внимание, заботу...

- Значит ты любишь Вадима?

- Не могу его забыть. Перед поездкой в Турцию я жила с ним у его родителей в Новосибирске. Мы хотели заработать денег и по приезде домой через год пожениться, - девушка сильно разволновалась, я постарался сменить тему.

- Лиля, извини за неуместное любопытство. Давай выпьем за что-нибудь очень хорошее!

- За кенгурятину?

- Хотя бы и за неё.

Глава 106. Погода штормовая, моряка смыло волной

Я прощался с Тасманией - страной антарктических ветров и лесных дьяволов, страной романтических вечеров и нежной на вкус кенгурятины. Через два дня после нашего знакомства с Лилей, я решил перебраться на материк в Мельбурн, о котором много положительного мне она рассказала. Я заказал комфортную каюту, и в ночь мы покинули Хобарт. Этот отъезд ещё был связан с тем, что Франквиль наверняка уже стал вынюхивать здесь мои следы, перевернул наверное кверху дном все виллы по периметру острова, а заодно и каторжные тюрьмы (если они здесь вообще сохранились со времён первых колонистов). В первую очередь он конечно же приобрёл на ферме парочку эму, и скорее всего отправил их в клетке в Европу. Представляю, сколько им бедолагам придётся маяться на контейнеровозе по пути через все океаны! Кстати они очень прожорливые эти милые пташки и им в дорогу нужно не меньше, чем пол контейнера сладких червячков. Вот пока Франквиль ломал себе голову над этим уравнением со многими неизвестными, я помахал в его сторону ручкой на память из илюминатора парома, и отправился с настоящей русской красавицей в Мельбурн.

Лиля снимала скромную однокомнатную квартиру в двадцати минутах езды на трамвае от центра. Я не хотел её стеснять, но она настояла, чтобы я пожил у неё, мол так ей не будет тоскливо. Отказать я не решился, и поселился у неё. Вот как раз этот факт и послужил для меня разгадкой тайны гибели Джеймса.

Мы осматривали Мельбурн (там есть на что поглядеть - это Лондон, Париж, и Брюссель в одном фужере). Шли неспеша по проспекту, и тут навстречу нам улыбается военный, вернее морской офицер. Лиля немного смутилась, поздоровалась с ним, они перекинулись несколькими фразами, учтиво попрощались, и мы пошли дальше. Я чувствовал, что этот дядя не тронулся с места, и продолжал смотреть нам в след.

- Лиля, приятель?

- И да и нет, Роман. Это друг Джеймса, они вместе служили. После того как Джеймс погиб - он мне прохода не даёт.

- Я заметил, Лиля, что ты ему нравишься. Вы давно не виделись?

- Перед самой поездкой к тебе, он звонил мне, доложил что вернулся из похода, предлагал посидеть в кафе. А почему ты так заинтересовался? Не он один кому я нравлюсь. Обычное дело.

- Так, простое любопытство, забудем его.

Как она была наивна! Ведь этот дядя в морской форме не просто на неё смотрел. Он её любил! И не просто любил. Я ведь приметил, как он сверкнул в мою сторону глазами. Кажется он не раздумывая вызвал бы меня на дуэль, это морской дьявол. И тут меня моментально озарило - вот кто помог Джеймсу кувыркнуться за борт! Дело выглядело так. Они с Джеймсом слегка поддали, ну и вышли покурить на палубу. Корабль шёл недалеко от берегов Антарктиды, погода штормовая, видимость нулевая, с неба валил густой снег, была глубокая ночь. Вот так Джеймс при помощи своего "верного" друга и нырнул под льдину, к акулами. А друг этот, как ни в чем не бывало пришёл в свою каюту, врезал еще пивка, поцеловал в смартфоне пляжную фотографию возлюбленной Лили, и сладко уснул. Утром на разводе Джеймса не оказалось. Потом были поиски, следствие. И рапорт: погода штормовая, моряка смыло волной.

IMG30401459239370

Глава 107. С пальчик мальчик

Мой рейс из Мельбурна предстоял на Дубай. Лиля пожелала проводить меня в аэропорт. Какие, Лиля, проблемы? В аэропорт, так в аэропорт. На Дубай, так на Дубай. Но так думала Лиля. На самом деле я летел (с пересадкой в Эмиратах) в Стамбул. Она этого не знала. Ещё раньше между разговорами я попросил показать на фейсбуке её конкурсные выступления с Вадимом, ну и запомнил, по каким ссылкам их в интернете найти.

- Лилечка, я не уверен, что возвращусь в Австралию, но при случае обязательно с тобой свяжусь. Спасибо тебе за ночлег, за экскурсии и за... любовь - ты очень привлекательная и интересная девушка, мне было хорошо с тобой все это время...

В самолёте работал стабильный интернет, я отредактировал в крупном плане несколько фотографий Вадима. Они не очень внешне подходили друг другу - Вадим и Лиля. Но меня больше всего интересовал вопрос: куда он пропал, этот мальчик в строго синем костюме, и с бритыми висками и затылком? Вот именно для этого я и направлялся в Стамбул.

IMG30401459279547

Лиля думала, что Вадима ликвидировали её сутенеры, чтобы замести следы. Она ошиблась. Они перепродали его другой банде, которая пристроила его работать на побережье в ночном клубе сначала солистом варьете, а затем диджеем. Найти его по фотографиям мне не составило труда, лишь только я посетил местную музыкальную студию. Там мне и дали его координаты. Вадим оброс жирком, сменил с русского на мусульманский имидж, стал богатым и уважаемым в своей среде. Короче, он предал Лилю и даже не поинтересовался о её драматической судьбе.

Я не стал вмешиваться в их отношения, во первых не имел права, а во вторых посчитал, что Лиле и так от жизни досталось. К тому же наверняка Вадима предварительно запугали, или заинтересовали, что в конечном итоге одно и тоже.

А вот то, что Лиле удалось вырваться из бандитского плена - это большое везение. Но какой ценой и кому пришлось расплатиться за её феерическую красоту? На заклание пошла жизнь Джеймса. Он спас Лилю, но сам стал жертвой. Вот такое черти что творится в коварной стране с самым благозвучным в мире названием - любовь.

Я не стал задерживаться в Турции, потому что там вечно что нибудь взрывается, переночевал одну ночь, и вылетел послеобеденным рейсом в Амстердам.

Глава 108. Как поймать белую лошадь

По прилёте в Париж Франквиль сразу заехал в офис к Антуанетте:

- Добрый день, мадам, как пожива...

- Месье Дюшон, что с Вами? О, боже!

- Ничего страшного, мадам Антуанетта, не обращайте внимания.

На лбу у Франквиля красовалась сине-зелено-фиолетовая шишка размером с грецкий орех.

- Над Индийским океаном, мадам, самолёт попал в неблагоприятную погодную полосу, была сильная тубулентность, его болтало из стороны в сторону, и я ударился о стекло илюминатора. Вот результат.

- Ой, какое несчастье! Месье, Вам срочно нужно к доктору.

- Все в порядке, мадам, стюардесса дала мне обезболивающее, сделала ментоловый компресс, кажется обошлось...

- Месье, Вам нужно написать жалобу в авиакомпанию, к которой принадлежит самолёт, и она обязательно выплатит Вам компенсацию за причиненный ущерб...

- Да пустяки, мадам, не обращайте внимание, мелочи, право же...

Франквиль соврал Антуанетте. Ни над каким океаном его и не болтало. И вообще его купе было в середине салона, о чем Антуанетта и не знала, и иллюминаторы были от него далеко. А шишку он заработал на страусиной ферме, когда они с хозяином и его сыном гонялись за самцом эму по загону.

Дело было так. Самку запихнуть в клетку не составило труда: её накормили сладкими червячками и заманили кое как. Ну а самец раскусил их задумку, тем более увидел в клетке самку, и давай носиться по загону. Хозяин с сыном и Франквилем в общей сложности гонялись за самцом часа три. Над загоном поднялась пыль, как от целого табуна кенгуру, на всю округу и до самых небес. Один раз удалось его загнать в клетку, но тут как на зло выскочила из неё самка. Пока гонялись за самкой снова выбежал из клетки самец. Самку заарканили и снова засунули в клетку. Когда вымотались окончательно и до последней капли пота, и уже никаких сил ловить самца не оставалось - он сам зашёл в клетку, как будто смилостивился над незадачливыми охотниками. Франквиль с сыном хозяина рванули сразу вдвоём закрыть дверцу, и так же на пару получили стальным уголком тридцаткой себе по шишке на лбу.

Первоначально у Франквиля и сына хозяина шишки были размером не меньше, чем со страусиное яйцо. Хозяин прыгнул в седло мотоцикла и поскакал к какой то аборигенке-знахорке за мазью. Мазь эта оказалась такой вонючей, как будто ею еще в позапрошлом веке смазывали колёса паровоза. Целые сутки Фанквиль и сын хозяина валялись на сеновале со смазанными и перемотанными лбами, и глушили боль бутылочкой виски "Белая лошадь". Ну а закусывали лекарственный напиток... маринованой кенгурятиной.

IMG30401459460174

Глава 109. Фаддей Антарктику открыл, а лучше бы пивную

Королевский военный флот Австралии сформировался ещё в далёком 1901 году. Как, впрочем, и вообще вооружённые силы этой страны. С тех пор армия участвовала во всех крупных событиях, и немало славных сынов отечества полегло на поле брани. Казалось бы, от кого там в океане защищаться? От акул? От пингвинов? Так может подумать обыватель. На самом деле - тесная связь мирового бизнеса, коммерческие интересы акул капитализма диктуют своим пингвиньим правительствам в кого стрелять, а по кому промахиваться. Так вот, австралийский военный флот прекраснейше оснащен, и равных ему мало на океанских просторах. А служить во флоте не только почётно, но и прибыльно.

Джеймс служил верой и правдой на эскадренном миноносце (эсминце), владел обширными знаниями и немалым опытом в области навигации, и на его счёту числилась не одна сотня тысяч соленых морских миль. До того, как встретить в турецком порту прекрасную русскую девушку Лилю, ему некогда было любить: усердная учёба, затем освоение профессии. Баловались периодически на разных причалах услугами ночного эскорта, бывало. Но полюбить страстно и безголовно Джеймсу до этого еще не доводилось. И вот подвернулась Лиля. Командор был в отпуске, а кораблем руководил его помощник, которого Джеймсу уговорить не составило особого труда - они учились в одном заведении, много вместе работали, и немало пива закусили маринованой кенгурятиной и вяленой страусятиной. Вот так Джеймс привёз Лилю в Мельбурн.

Но тем он и опасен этот невидимый вирус, эта безжалостная лихорадка Эбола, эта заразная и порой неизлечимая болезнь - любовь - что против нее не придумали (и возможно никогда не придумают) профилактики! Следом за Джеймсом в Лилю вшлёпался другой его сослуживец, с которым они вместе на одном курсе заканчивали морскую школу. Тот самый, который и отправил Джеймса в бессрочное подводное плавание. Туда, откуда не возвращаются.

Вот несколько подробностей того вечера. Уже было за полночь. Корабль прилично раскачивало, усиливалась метель. Джеймс и Христиан сидели в каюте, и потягивали из алюминиевого бочонка немецкое пиво, которым немало запаслись еще в Новой Зеландии. Христиан любил подшучивать над Джеймсом, а тот всегда защищался:

IMG30401459704242

- Знаешь, дружище, вот ты сейчас здесь нос морозишь, а твоя красотка наверное греет под кем-нибудь свой животик. Нет?

- Христиан, а не пошёл бы ты к...

- Ну ладно, ладно, извини. Ну не животик, так спинку...

- Христиан, а чего тебя так тревожит этот вопрос? У тебя есть твоя Магда. Или она тебе только под рождество даёт погреть свой животик?

- Магда? Да хоть утром, в обед и вечером. Но она ведь бревно бревном. Она так, любительница. С твоей профессионалкой не сравнить наверное...

Джеймс выскочил из-за стола, на пол полетели пивные кружки, закуска, он ухватил приятеля двумя руками за воротник кителя, был очень взбудоражен:

- Не смей так говорить о Лиле! Ты понял меня? Этим самым ты оскорбляеешь и своего друга, между прочим! Тебе ясно?..

Христиан не стал сопротивляться:

- Успокойся дружище, это же шутка. А ты, тоже, между прочим, оторвал мне погон. Совсем всбесился? Посуду начал швырять. Извини пожалуйста... И руки не распускай больше!

Джеймс немного остыл, они прибрали в каюте.

- Джеймс, давай ещё по пол кружечки и пойдём табачком подышим.

Они подкурили по сигаре, оделись, вышли на палубу. Погода была примерно как в тот день, и в тот час, когда Беллинсгаузен с Лазаревым открыли Антарктиду, то есть, мягко говоря, неблагоприятная. Христиан пристегнулся цепочкой с карабином к брючному ремню и хромированному поручню, а Джеймс не стал. Ему было очень тоскливо, что нет рядом его любимой, что вместо поддержки от друга он услышал пошлости и оскорбления. Он зажал в кулаке сигару и молча дымил... И в этот самый момент, в который он расслабился и полностью потерял бдительность, его ноги, обхваченные руками Христиана, перелетают через перила и он падает за борт. Единственное, что ему удалось, так это уцепиться за поручень и повиснуть на нем правой рукой. И это бы его спасло, если бы Христиан одумался и попытался ему помочь. Но тот наоборот вцепился в его пальцы холодными зубами, ладонь соскользнула, и Джеймс рухнул в акулью пасть бздонного антарктического моря имени первооткрывателя Фаддея Беллинсгаузена.

Глава 110. Что мы будем кушать

IMG30401460398763

Девочку эму звали Эммануэль. А мальчика эму звали Эммануилом. Вот их диалог в клетке на контейнеровозе:

- А куда это они нас? - спрашивает Эммануил.

- А фиг их знает! Наверное на какой-нибудь мясокомбинат в Сидней. На фарш для колбасок.

- Думаешь? А зачем соломы свежей насыпали в клетку? И червячков отборных целое корыто с соевой мукой намешали?

- А мне почем знать? Наверное, чтоб не отощали в дороге. Для веса.

Мальчик Эммануил неодобрительно фыркнул:

- Ты как хочешь, дорогая моя, а я живым не дамся.

Девочка Эммануэль посмотрела на мальчика вопросительно:

- Вот чудак, а какая им разница: что живым ты не дашься, что полуживым? Колбасному фаршу, ему одинаково. Смешают с кониной, немного кенгурятинки добавят, чуть-чуть пингвинятинки сушеной подсыпят, перчика чилийского для остроты сюжета, и по пакетикам расфасуют.

Эммануил стал вышагивать по клетке из угла в угол и рассуждать:

- Нет, Эммочка, я на колбасу не согласен. Нужно что то придумать.

- А что тут можно придумать?

- Нужно выбраться из клетки.

- Вот чудак, ну что дальше то? Плавать мы все равно не умеем. Да хоть бы и умели, куда тут поплывешь? На острова Кука?

- Кука, ни Кука, но хотя бы будет шанс на спасение. А так - колбаса.

Клетка стояла в самом низу - в первом штабеле контейнеровоза, а дверь была лицом на палубу. Матрос - австралийский абориген по прозвищу Челленджер посещал клетку один раз в сутки утром: чистил её, насыпал еду и ставил питьевую воду. Вот и в этот раз он открыл клетку, повесил замок с ключами не решетку, зашёл... В этот самый момент Эммануил шибанул лапой по дверце, и выпорхнул на палубу. Следом за ним Эммануэль. А Челленджер даже сообразить не успел что к чему. А когда сообразил - было поздно. Мальчик с девочкой запрыгнули аж на третий штабель контейнеровоза и стали, поглядывая в голубые небеса, ходить парочкой на глазах у капитана и всей команды.

- Ну вот видишь, дорогая, как все оказывается просто в этой жизни. Свобода! Её нужно завоевать.

- Какой ты герой, Эммануил, всегда я тобой гордилась. За это наверное и люблю тебя так крепко... Кстати, извини за прозу, а что сегодня мы будем кушать?

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.