***

Я мерзок перед Господом моим

в себялюбивом сумрачном довольстве

и в фарисейском сытом непокорстве.

Я не желаю стать с Тобой иным.

Мне нравится моих страстей уют,

хоть подвигом святых я умиляюсь.

любя свой грех, любить Тебя пытаюсь —

мечтаю о дарах, забыв про труд.

Чтоб скрасить лень, признаю я вину

и потщеславлюсь прямотой лукавой — 

мол, не хочу вести с собой войну

за то, чтоб воцарилась в сердце Правда!

Доколе буду так скрываться я

от сердце проницающего Бога

и не внимать Его благим урокам,

откладывая суд день ото дня?!

(1998)

***

Я — человек... глубок я, но и пуст.

И с пустотою всячески борюсь.

Мне кажется, чем больше я вмещу,

тем ярче здешней жизнью заблещу.

Но если не зажжен фитиль лампады,

что проку в масле и стекле нарядном?

И вот благословенье принимая,

именье из ладоней выпускаю...

И пусть души моей бездонный рог

Своею Милостью наполнит Кроткий Бог.

(1999)

***

Терпение скорбей с благодареньем

нас научает верности Тебе.

Молитвой тихою приходит озаренье

в кромешной суетливой кутерьме.

И верится в нетленном упованье,

и дышится свободно и легко! 

И в сретенье Тебе в неделю Ваий

спешим мы обновленною весной...

Все подвиги червивы. Лишь единый —

с благодарением терпение скорбей —

не тронет тлением тщеславье и унынье, 

и от него не будет тяжелей...

(1999)

***

Меня противоречия снедают.

Кто я? Где я? Каким путем идти —

мечусь я в поисках фантазий или рая?

Весь мир готов бездумно обойти.

Я ни секунды не сижу на месте, 

зачем я еду в дальние края?

Ищу я там бесчестья или чести —

смутилась суетой душа моя.

Меня обуревают треволненья,

заботы, хлопоты... Покоя нет нигде.

Но не ищу от них я избавленья, -

мне хочется присутствовать везде.

И падают, как в пропасть, дни и годы,

событья, встречи, мысли и дела, —

ничто не может глубь моей природы

собой заполнить раз и навсегда.

И, сознавая разумом неправду,

я сердцем прилепляюсь к ней опять.

Я жизни тихой и спокойной жажду,

но от неё бегу куда-то вспять.

И мне никто не скажет, мол, ты врешь

и вовсе не к спасению спешишь, —

в том блага нет, коль мир приобретешь,

ну, а душе бессмертной повредишь...

(1999)

***

Что пользы мне в догматах веры, 

коль жизнь моя полна греха?

я трачу время на химеры, 

а не на нужды бедняка...

И в нерадении лукавом,

прикрывшись Церкви правотой,

порочу честь ее и славу

пред простодушною толпой...

Хвалюсь я чудным "инструментом",

способным мир преобразить!

Безо́бразность свою и скверну,

желая тайно сохранить...

(1999)

***

Смирил меня болезнями Господь,

но воздымания неистовых желаний

волнуют объюродевшую плоть

и бедный ум коварно иступляют.

Разбил твердыню гордости Господь,

но возношения тщеславных помышлений

к чрезмерным подвигам подуськивают плоть,

толкая к неизбежности падений.

Обрящу ли в душе любовь к врагу? -

Едва ль о брате радость возымею.

Быть может, к вечеру лежать, душа, в гробу —

стяжи безгневие, покуда терпит время.

(1999)

***

Я напитал себя, как на закланье:

душе пресыщенной чего еще желать?

Бояться голода, не чувствуя алканья?

Таланты данные бездумно расточать?

Господь приступит… — сердце так глубоко,

но только в нем всё тьма, и тьма, и тьма.

И взор скучающий туманит поволока,

и нет желания огонь и свет искать…

Судьба иль рок — в безумье тратить годы?

Реальность Вечности — мечтами заслонять?

Слезу и ту — не выжали невзгоды!

Прошли, забыты… Что их замечать?

Страданья, говорят, приводят в рай…

А наслаждения ввергают в преисподнюю.

Как больно, Господи, свой норов распинать!

Но только крест мне дарует свободу…

(2000)

***

Ненавидит мое сердце праздность пошлую ума.

Он лукаво рад глядеться в своенравья зеркала.

Ненавидит мое сердце страстность глупую души,

что так рада возгореться до мечтательных вершин.

Ненавидит мое сердце тела похотную блажь —

ей столь сладостно безделье и взрывной ажиотаж.

Усмири же духом кротким приснодвижимость ума,

приструни дебелость плоти, обуздай взор и уста.

И Твоей бесстрастной жизни обаянью сраствори,

и в Небесную Отчизну дух смиренный устреми.

(2000)

Умное делание

"Внемли себе! — Свой ум направи в сердце!"

— Ого! Да там такое! — не назвать

всё это нужным словом... — И не деться

от виденного никуда опять.

Да сколько можно всё взирать умом

на эти помыслы! — Их взвешивать сурово.

Прилоги изгонять молитв кнутом,

смиреньем запечатывая слово.

Но нет иного дела у того, 

кто жаждет видеть на спокойной глади

глубокой бездны духа своего

нездешний блик Фаворской благодати...

(2014)

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.