Однажды на бреге могучей реки,

Хоть раньше и были подчас далеки,

Две в прошлом подруги встречались опять,

Чтоб в милой беседе свой день скоротать.

Подруга одна называлась Мораль –

Ее с давних пор все терзала печаль,

Подруга вторая Любовью была –

И была извечно она весела.

И так получилось – затеяли спор,

О людях пошел вновь у них разговор.

Мораль все ругала жестокий сей люд:

– Взгляни же, подруга, как люди живут!

Ну, скажем, вот эта девица опять

Ведет себя как аморальная блядь,

Спасает семью – а пошла «на панель»,

Чуть что – и сигает к другому в постель.

Любовь отвечала Морали в ответ:

– Я вижу в душе ее жертвенный свет.

Она из любви к своим близким идет

Сквозь эту цепочку подобных невзгод.

Мораль же стояла опять на своем:

– Моральных людей не найдешь и с огнем!

Взгляни же, ты видишь бомжа вон того?

Меня уж тошнит лишь от вида его!

Любовь отвечала: – Тебе недосуг,

А раньше он был кандидатом наук.

Он был патриот, он остался в стране

И прочь не бежал, точно трус на войне.

Но только наука убита была,

Голодная жизнь же его сожрала,

И выгнали после его за долги

Со съемной квартиры жлобы-мужики.

Мораль все цедила: – Смотри, лесбиянка!

В уме у нее, ну конечно же, пьянка,

И чувств она чистых совсем и не знает,

И душу свою с каждым днем убивает!

Любовь отвечала: – Не в этом здесь соль.

Не любит она – глушит давнюю боль.

Насильно ее муж заставил убить

Дитя, что хотела ему бы родить,

А после нашел он любовь в стороне

И рану нанес этим самым вдвойне.

С тех пор избегать она стала мужчин…

Неверный то шаг – но с наличием причин.

Мораль все сильнее давила свое:

– Ты видишь, кругом лишь сплошное ворье.

Вот этот преступник, что в клетке сидит –

Он явно по виду урод и бандит!

Он деньги украл – пусть и мало, но все же…

Ведь он девиант – а куда ж это гоже?

Пусть он замолчит, коль посмел так упасть!

И впредь будет знать, что не надобно красть.

Любовь отвечала: – Яснее гляди,

По внешнему виду людей не суди.

В деянии нету ни капли коварства –

Он матери деньги украл на лекарство.

Болеет серьезно давно его мать,

Не может с постели без помощи встать,

Зарплаты его не хватает совсем,

Их всех фармацевты забрали в свой плен.

И тут не сдержала себя уж Мораль.

– Ах ты милосердная, добрая тварь!

Ты всех полюбить и помочь всем зовешь,

Себя же не ценишь здесь даже на грош!

Смотри же, как я поселилась в умах,

Внушила, что жизнь без меня – это крах,

О жизни с тобой невозможно и петь,

Ты нищенка здесь – кто же будет смотреть?

Любовь улыбнулась и молвила так:

– Различия дала самый главный ты знак!

В ком жива есть я, будь он нищий иль плут, –

Других не осудят и не предадут!

02.09.2012

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.