Глава 12. За закрытыми глазами

  • 0
  • 0
  • 0

Глава 12. За закрытыми глазами

Спасибо, что закрываешь мне глаза, прячешь от страха, но позволь взглянуть на небо, окрасившееся резкими вспышками молний.

Громогласные звуки известили нас о новом испытании. Теперь не сам ветер был опасен, а молнии, разящие землю импульсами, разносящие её в клочья.

Когда это началось, мирно посапывала у бока мужчины: видела прежние сны, подрывалась от кашля, ныла от слабости в ногах и руках. Ангел быстро растормошил меня, почуяв опасность по вибрациям. Резко толкнул, схватил за руку и потащил подальше от реки. Он решил подняться по склону и там решить, как действовать, но тогда мои веки были широко распахнуты и могла разглядеть весь этот ужас. Десятки молний секли мир по разным местам, со всех сторон, как ураганы, были быстры и беспорядочны.

Я не знала куда бежать, не знала, когда падение искр закончится. Закричала от страха, когда одна вспышка чуть ни ранила нас. Теперь мне пришлось взять роль проводника. Тащила по склону мимо молний, рыдала про себя, шипела от боли в ладонях и в горле, убыстряла ангела, путавшегося от внезапности в длинных ногах. Была зла, не знала куда бежала, вовремя уворачивалась от молний.

Злые столбы света гнали нас к реке. Мы не заметили, как оказались на льду, и как около нас врезалась в плоть реки молния. Она пробила корку. Пошёл треск.

Трещины разрастались. Мы бежали по реке, под нами шумела вода. И ангел, и я с трудом не падали в проруби. Стремились перебежать, оказаться на другом берегу, но небесные силы думали о другом. Они отрезали нам выход со всех сторон.

Приходилось перепрыгивать с льдины на льдину, наскакивающую на целые куски льда, врезающихся с другими, несущихся по бурным водам реки. И единственный, кто мог вывести из ловушки, была я.

Как сложно было тянуть за собой такую громадину. Даже в руки не взять. Глаза от яростных вспышек устали видеть. Уши были заложены от грохота. Нос першило. В горле скреблось. И почти вся была во льде.

Молнии не прекращались; продолжали бить землю и пугать нас. И только крепко сжимающий локоть мужчины хоть немного удерживал меня в реальности.

Почему? Почему оказалась так слаба? Почему не удержалась на льдине при новом столкновении? Почему меня отбросили назад и попытались утопить?

Я кричала. Зачерпывала рукой. Пыталась зацепиться онемевшими пальцами за льдину, на которой стоял безумный путник, внезапно потерявший спутнику. Кричала. Захлёбывалась. Орала от боли по всему телу.

Держалась до последнего.

Несколько молний в воду добили меня.

Ток пробил моё тело и выдавил сгусток крови прямо под ноги ангела, а затем сковал тело и потопил.

Я не смогла. Впервые мне хватило сил кого-то спасти.

Погребена навеки.

Ангел, только не печалься. Ты не спасёшь меня. Лучше не помни меня, чтобы не мучиться. Мы провели друг с другом слишком много времени. Привыкли к скудному обществу и такому же общению. Нам совсем чуть-чуть было комфортно. Это нормально.

Лёгкие наполняла вода. Меня мотало под льдинами. Плыла. Ждала своего часа. Видела резкие вспышки, взрывающиеся в небесах. Они уже оставили реку, ушли бесчинствовать в другие места.

В последний раз тяну руку к свету. В последний раз протягиваю её к жизни.

А затем несусь вниз, вместе со мной тонны ледяной воды, захлёбывающейся в своей силе, перескакивающие с волны на другую. И звук падающей воды. И я поняла, что падаю в потоках водопада, что моё тело переламывают льдинки, режут. После всех пыток вода выплёвывает меня на поверхность, на целые льдины, ещё сковывающие тундровую реку. Непонятно. Холодно. Страшно.

Полумёртвая лежу, почти ничего не вижу и не слышу. Хриплю. Тяну руку к луне, а по ней замерзают струйки крови. Завораживающее своей красотой зрелище, для истинного эстета.

Да зайдёт эта белая луна. Да начнётся ночь. Да прибудет со мной покой!

Слёзы текут из глаз. Их вызывает горечь, неисполненное обещание и переживание за ангела, что вновь остался один. Где он? Бродит ли теперь? Не под водой же он? Выбрался? Или его сразила молния, оставив после только угольки?

Всхлип. Стон боли.

Слёзы режут глаза.

Синие губы дрожат.

Внутри всё сжимается и крошится.

Я такая слабачка.

Прости меня.