Август, конец месяца, душный и натянутый воздух пропитался ароматом арбузов и дынь. К накаленному асфальту прилипает подошва, испарения мешают ровно дышать, сажённая трава по обочине, а в голове бардак.

Она сошла с перрона и направилась к центру площади. Где-то там должна быть автобусная остановка, и уже скоро она доедет до общежития. Город показался ей небольшим, растянутым и не очень уютным, возможно по причине странной архитектуры, где среди новых зданий, как плешь, стояли старые развалины. А может из-за того, что улицы были узкими, дороги разбитыми, и везде валялся мусор.

Сердце немного кольнуло, она подходила к общежитию, и ничего хорошего это не предвещало, старое пятиэтажное задние, с разбитыми стеклами, бутылки из-под спиртного валились здесь же под окнами и много окурков.

С собой у нее был небольшой чемодан, она была скромной, непритязательной и не требовала к себе особого внимания, даже больше, ей хотелось, чтобы ее не замечали, проходили мимо, оставаться тенью, а лучше невидимкой, наслаждаться одиночеством и свободой.

Ей выделили комнату на третьем этаже, она перестала удивляться и надеется, готовая ко всему, и ожидания её не обманули: сломанная деревянная дверь, которая не закрывалась, обшарпанные стены, черный обкуренный потолок, протертые полы, железная кровать, с желтыми пятнами матрас. Всё как она и ожидала. Немного скорчившись от брезгливости, она присела на край кровати, оглядываясь по сторонам, ее взгляд уставился в окно, грязные серые окна, но каким-то чудом, одинокий луч солнца смог пробиться сквозь серость и грязь. Она ухмыльнулась, все еще веря в луч, но не в себя.

Просидев некоторое время, она решила осмотреться, но переполненный мочевой пузырь умолял её найти выход жидкости. Оставив чемодан на кровати, она вышла из комнаты, ее взору предстала коридорная система расположения комнат, она сделала шаг, немного заторможено, как ей тут же напомнили о срочном выходе. Она стала изучать коридор, как оказалось на этом этаже, а может и на каждом, располагалась кухня, с одной плитой и с одной рабочей конфоркой, а поперек кухни висели несколько веревок, на которых сушилась грязная и рваная одежда, а может просто кто-то забыл её. Пройдя коридор, она поняла, что туалета на этом этаже нет. А значит по лестнице спускаться вниз или подниматься вверх. Простояв неуверенно пару секунд, она сделала шаг вниз, видимо по причине наименьшего сопротивления её мочевому пузырю. Оказавшись на втором этаже, в нос сразу же ударил аромат туалетной комнаты, а значит, она на верном пути. Как мальчика с пальчика вели крошки к дому, так усиленный и уже нестерпимый аромат вел ее к цели. Двери не оказалась, и она прошла внутрь, увидев 3 кабинки, на которых почему-то тоже не было дверей, она опять встала в замешательстве. Не в силах больше терпеть, она прошла в крайнюю кабинку, задрала платье, сняла белье и присела, она испытала большое облегчение, как внезапно вошел молодой человек, взглянул на нее, прошёл в соседнюю кабинку и присоединился к ней. И теперь журчание двух мочевых пузырей наполнило пространство. Она закрыла глаза, как Чапаев была уверена, что её как минимум никто не узнает, а если хорошо зажмурится, то никто и не увидит, стараясь теперь как можно быстрее закончить свой процесс, но, как назло, жидкости накопилось много, а пузырь отказывался выпускать больше положенного.

Молодой человек управился быстрее, она опять потерпела поражение в очередной битве, поправляя ширинку и одергиваясь, видимо для того, чтобы все уложилось ровно, он еще раз взглянул на неё и вышел. Ей хотелось выдохнуть, но она почувствовала, что стала задыхаться от нестерпимой вони, её начало пошатывать и кружиться голова, ни бумаги, ни тряпки, и уже приняв образец за подражание от парня, она, встряхнувшись, молниеносно по пути стала натягивать белье и выскочила из туалета. Пробежав метров 10, она смогла наконец-то вдохнуть, все еще не полной грудью, но уже почти свежим воздухом. Поднявшись на свой этаж, она услышала чей-то разговор, ей было неловко, страшно, но вдруг там окажется девушка, или кто-то мужского рода, который поможет ей починить дверь, или хотя бы соорудить что-то вроде рукотворной щеколды, она была бы рада любому устройству, которое поможет ей сохранить храбрость ночью и не быть растерзанной.

Она зашла и увидела трех парней, те стояли над кастрюлей, внимательно смотрели и курили над ней, ей показалось, что в ней плавало что-то серое, большое, и что-то, что выглядела очень несъедобно, даже наоборот, отвратительно. Природное любопытство взяло вверх, и она подошла к ним и посмотрела в кастрюлю. Ее чуть не стошнило сразу, но рвотный инстинкт оказался сильнее, и ее стало рвать мелкими отрыжками, зажав рот, она пыталась остановить вакханалию над своим ртом, но у нее не получалось, ее глаза забегали в поисках любой емкости, и она увидела ведро, ее тело само предложило выход и уже наклоняясь над ним, она избавилось от ненужного изо рта. Облегченно вздохнув, она выпрямилась, пытаясь сохранить хоть какое-то итого малое достоинство, поздоровалась.

Парни молча смотрели на нее, один из них шмыгнул и плюнул в пол:

-Ты кто?

-Я сегодня приехала, - смущенная стояла

-Ясно, и что мы теперь должны есть по-твоему?

-Не знаю, а были варианты?

Он еще раз взглянул на ведро, потом на неё, развернулся и вышел, а за ним и все остальные. Как гора с плеч, уже менее бодрыми, а вернее, совсем слабыми ногами, она вернулась в свою комнату, решив присесть на кровать, она, поправляя платье поняла, что впопыхах заправила его в свое белье! Краснея, и мысленно заикаясь от неловкого момента, она стояла посередине помещения, что же она сделала в прошлой жизни, отчего у нее такая карма, за что ей все?! Опустив плечи, обреченная, она села на кровать, и теперь ей было все равно, она легла на грязный матрас и закрыла глаза.

Шум в коридоре разбудил её, он резко вывел её тело из дремы, но сознание всё ещё отказывалось просыпаться и ориентироваться на местности. Охватывая глазами комнату, постепенно она стала осознавать свою реальность, тяжесть от этого легла на её плечи, как в комнату врывается тот самый парень, который имел счастье наблюдать за её процессом в туалете, схватил её руку и быстрыми шагами вывел из комнаты, и они направились к концу коридора. Затолкнув её внутрь помещения, он закрыл за ней дверь с другой стороны. Ошарашенная и плохо соображавшая, она стояла по середине какого-то номера.

Камера, в которую внезапно её запихнули, оказалось чуть меньше её комнаты, что-то подобие уюта царило вокруг, не заправленная кровать, стол, на котором лежали книги и тетради, пепельница, телевизор, в углу стоял холодильник, разбросанная одежда и тут её внимание привлекла дверь- она была железная, она не удивится, если дверь окажется бронированной. Оглядевшись, она прилегла на кровать, похоже, что теперь от неё мало, что зависит, она стала заложницей. Её будут удерживать, возможно надругаются над ней, может и не раз, а может и не один, вот только страха она не чувствовала, опять присев на кровать, она стала прислушиваться, за дверью раздавались чьи-то голоса, кто-то бегал, нецензурно ругался, дверь приглушала звуки, но она отчётлива стала понимать, что там, в ином мире раздавался глухой звук, видимо в ход пошло все предметы, тела. Вздохнув, и уже искорка радости от её заточения, появилась в её сознании, мысленно поблагодарив парня, она прилегла и заснула.

Её разбудил стук в дверь, кто-то настойчиво ломился в комнату, звуки прекратились. Всё ещё сонная, она пыталась собраться мыслями, всё же надо было соорудить оплот сопротивления, оглядывая помещение, она искала что-нибудь, палку, сковородку, бутылку, она будет защищаться, ага, да, она как Жанна Д’Арк, мысленно представляя эту сцену, к ней врывается оголденная толпа парней, все её хотят, а она такая стоит перед ними с голой грудью, а в руках сковородка: не желаете яищенки? Лучше лечь, и идти по пути наименьшего сопротивления, как там говорят, если не можешь изменить ситуацию, получай удовольствие, расслабься и жди. Она легла на кровать и машинально раздвинула ноги, и готовая ждала своей участи.

Кто-то вставил ключ и открыл дверь, она слегка приподнялась, всё же лучше рассмотреть его, хотя нет, лучше закрыть глаза, а то вдруг за свидетеля пойдёт, а тут ничего не видела, ничего не чувствовала, всё же одним глазом присматривая за дверью.

Её уже почти родной парень вошёл, и пристально на неё посмотрел, развернулся к столу и включил чайник.

-спишь?

-нет

-чай будешь?

-нет

-можешь выходить

Она недоверчиво привстала, он стоял спиной. Вставая с кровати, она проверила своё платье, рукотворно соорудила себе прическу, и направилась в свою комнату. Выйдя в коридор, она замерла на месте, повсюду валялись сломанные стулья, железные прутья от заборов, разбитые бутылки, разлитая жидкость на полу, преобразилась в психоделические рисунки, по которым можно определять устойчивость или отказ системы мышления. Стараясь не испортить сюжет, она медленно двигалась в свою опочивальню. Всё, как и положено, распахнутая дверь, разбросанные вещи, матрас лежал на полу. Нерешительно, она стояла на проходе комнаты, как сзади раздался голос:

-Мужской туалет на 2 этаже, женский туалет на 4 этажа, там же особи женского пола принимают водные процедуры.

Она, не поворачиваясь, лишь кивнула головой, давая знак, что информации доведена до адресата. Подошла к чемодану, но зубной щётки не оказалось на месте, развернулась и направилась на покорение 4 этажа.

Она поднялась на 4 этаж и прошла на кухню, где увидела необычную картину, по разным сторонам кухни стояли 3 девушки, как в голову ей вонзился Пушкин:

-Как бы я была царицей, молча мылилась девица, наклоняясь меж тазов, моя голову вперед

-Как бы я была царицей, молвила еще одна девица, то блеск зубов моих прекрасных, озарял весь город ясный

-Ну я третья девица, что была скромнее всех, меж тазов промежность мыля, излучала скромность мех.

Стихи у нее никогда не задавались, и уже развернувшись, она стала рифмовать свои мысли:

Стол-стул, вода-трава, стерва-сперма, мужчина-корзина, а почему корзина, странно, женщина- …женщина- …последняя рифма никак не шла к ней.

Отводя мысли от реальности, она решила прогуляться, внешний вид, после пережитых интимных моментов, ее уже не волновал. Ощущая себя бесстрашной, она вышла из здания.

Все же удивить её получилось, в квартале от общежития, она увидела небольшой скверик, в котором мирно, несмотря на раннее утро, прогуливались мамы, изредка папы с колясками. Она вдыхала ароматы последних дней лета, в надежде надышаться или отдышаться от вони в общежитии. Присев на скамейку, она прикрыла глаза, завтра ей предстоит найти институт, познакомится с новыми людьми или наоборот сделать вид глухонемой, хотя нет, лучше слегка заторможенной, таких людей как правило сторонятся, вдруг заразные, ухмыльнувшись самой себе, она продолжила нежиться в лучах утреннего солнца.

-Привет

Она вздрогнула и открыла глаза, перед ней стоял её парень:

-Гуляешь?

-Нет

-Ждёшь?

-Нет

Он присел рядом, задрал одну ногу и прикрыл глаза. Ей становилось неловко, ей надо было что-то сказать, или сделать, ну в крайнем случае, поддержать беседу и что-то спросить, но вот что? Решив, что лучше молчать, чем выглядеть дурой, она расслабилась и тоже закрыла глаза.

-Душевая не работает, надо идти или в соседнее общежитие, или в баню, через два квартала отсюда, но сегодня она закрыта

-А другое общежитие где?

-Сзади нашего стоит, параллельно

-Спасибо

Зачем он сказал про душевую? Видимо от неё изрядно попахивало, она стала принюхиваться к самой себе, чуть приподняв руку, в подмышках, вроде не сильно, ага, может внизу, но тут риск быть непонятой был сильнее, чем обнаружение источника запахов. Она начала нервно постукивать ногой об асфальт.

«Женщина- трещина»- ну конечно, чтобы это еще могло быть, внезапно ее осенило. Воодушевлённая своим открытием, она встала, искоса взглянула на него и решила вернуться в свою комнату.

Быстро пройдя сквер, она буквально ворвалась в комнату, резко остановилась, как лошадь, одёрнутая своим наездником, но без наездника. В комнате суетилась девушка и что-то, видимо очень важное, искала, затем взглянула на неё:

-Привет! Я твоя соседка, ты случайно презерватив не брала?

-Что не брала?

Ей конечно послышалось, во-первых, какая соседка, ведь в комнате была только одна кровать? Озираясь вокруг, может она что-то упустила, но нет, всё тот же бардак и одна кровать. Во-вторых, возможно последствия ночи и готовность отдастся первому встречному, ей послышалось это слово, а в-третьих, не могла же она вот сразу показать себя озабоченной и ещё раз переспорила:

-Здесь немного не убрано, так, что ты ищешь?

Соседка прекратила поиски, и, уже с более проникновенным взглядом, ответила:

-Презерватив, мне надо, срочно, пока он готов, а то убежит опять! У тебя есть? - нетерпеливость отражалась в её вопросе.

-Нет, у меня нет.

-Ладно, так как-нибудь, - и соседка быстрым шагом направилось из комнаты, обернулась в проёме:

-Люба, - и срочно покинула помещение.

Ну что, неплохо, парочка новых связей у неё есть: невидимая соседка, которая, по-видимому, должна жить с ней, и парень, у которого нет имени, но который уже был знаком с ней и с её приватными зонами. Просто студенческий рай для интроверта, нежелающего общаться, в прочем, может и мизантропа, очень тихо и незаметно для окружающих, недолюбливающего людей и любое общение с ними.

Присев на кровать, она стала строить наполеоновские планы. Вот только планов не было! Вернее, они были: убраться из комнаты, или убраться в комнате, а может сразу убраться из города! В голове появилась странно-сложная рифма:

-Все на уборку выходим мы дружно

-Кто за метлу, кто за вёдра в припрыжку

-Мы, водружая знамя уборки

-Смело глядим на окурки в сторонке

-Ищем мы дружно кто совесть, кто душу

-Но главное в нашей затеи конечно

-Чтоб Люба нашла тот самый надёжный

-Резиново-прочный предмет, непременно

-Чтоб всем он позволил вздохнуть с облегченьем

-И тело при деле и Люба довольна.

Ого! Какой порыв, неожиданно много. Всё, пора искать душевую, смыть с себя эти рифмы и запах, не зря же ей указали путь, ведущий к очищению.

Найдя свой чемодан, под грудой, её же сваленной на него одежды, она достала полотенце и банные принадлежности: мыло! Только мыло, всё остальное, а это между прочим, шампунь и гель для душа, вытекло на пол, собирать ложечкой не было возможности, нет, она конечно бы сделала это, была бы у нее ложечка, и были бы полы чистые, хорошо, пусть не чистые, но хотя бы без трещин, в которые просочились её банные средства. Какая же она всё-таки удачливая девушка! Внутренне восторгаясь собой и своей удачей, она направилась в душевую, чувствую себя обитателем кайнозойской эры антропогенного периода.

Как лань шагая по тропинке навстречу охотнику, так она двигалась к своей цели. Никого, не встречая по пути, она, воодушевлённая, прошла в соседнее здание, ни вахтерши, ни студентов, ни одной живой души.

Соседнее общежитие было двойняшкой ее общежития, та же коридорная система, те же запахи. Сомнения закрадывались с её мозг: может не стоит, может дождаться понедельника и сразу в баню! Оборвав поток сомнений, она повернула налево, ведь не зря, именно это направление означало сомнительно-неправильный путь, если куда и сворачивать, то только налево! Она у цели!

На обшарпанной стене висел уже давно не новый указатель «Душевая», почему-то немного снизу замазанный темно-коричневой краской. Пройдя, метров 10, она увидела дверь и отворила её царским широким жестом. Душевая, ответным жестом, по-царски её встретила: квадратное помещение, видимо раздевалка, с несколькими крючками на стене, проход без двери, и далее, другое более просторное помещение, с потолка которого, свисали железные прутья, напоминающие лейки, вот только без распылителей, ни тебе кабинок, ни тебе створок, все было по-нудистски открыто и доверительно.

Смело взглянув в свое чистое будущее, она разделась, и на цыпочках, прошла в душевую, и включила кран. Из него потекла ржаво-красная жидкость, отпрянув, она решила подождать, такое иногда бывает, этим её не испугать!

· Кайнозойская эра антропогенного периода- современный этап истории Земли, третий (текущий) период кайнозойской эры. Начался 2,588 миллиона лет назад, продолжается по сей день

Жидкость становилась бледно розовой, и казалось через мгновение всё наладится, как резкий звук открывающей двери, и шумный мужской диалог затормозил её жизнь на несколько секунд. Перед глазами стоял образ «Рождение Венеры», сложив изящно руки, она старалась прикрыть свои формы. Толпа затормозила и уставилась на неё.

-А сегодня какой день? – спросил самый беспокойный.

-Воскресенье вроде, ей, Вован, сегодня что, воскресенье? - оглядывался назад самый сомневающийся

-Да, вчера пили, сегодня душ, мы вчера пили? Ей, Серый, ты, когда пил? - спрашивал самый непомнящий

-Не помню, кажется вчера, а может позавчера, - придав больше интриги, ответил самый пьющий

-А ты кто? – спросил ее самый любопытный

-Венера, рождающаяся

Сообразив, что перед ними какая-то Венера, они вышли из душевой.

Вода всё ещё была розовой, но теперь она сама была краснее воды. Так и не приняв душ, она по стенке бочком вышла, быстро оделась и вылетела из общежития.

Жизнь начала налаживаться, ее видели в туалете, ее лицезрели полным мужским составом в душевой, надо бы еще подумать, где ещё можно засветится так, ну так, чтоб точно на весь город!

-Светись всегда, светись везде, на радость всем без исключения!

-Пусть лицезреет шар земной красу девицы прелесть

-Не долог день, ни долог час, когда начнут слагать легенды

-Что здесь жила звезда одна, дверей открытых, млея…

Как-то так, а не иначе, теперь у нее была только одна дорога- в свою-общую комнату.

Жизнь бумеранг, она опять в комнате, вот только не одна! Горница, как скатерть самобранка, накрыла в себе пять человек, столом по середине, дополнительной кроватью и двумя тумбами. Соседка Люба возглавляла стол напротив входа, остальные все лица мужского рода. На столе гордо взгромоздились несколько бутылок водки, пару бутылок пива, какой-то лимонад ядовито-желтого цвета и хлеб. Непременным атрибутом любого стола- пластиковые стаканчики. Народ пил, веселился и её никто не замечал, она присела на свою кровать с боку, так как уже двое сидели на ней. Главное для нее сейчас- это незаметно влиться в компанию, стать невидимой и своей. Она держалась за стенку кровати, уставившись на свои пальцы.

-А ты чего не пьешь? Больная? – обратилась Люба, видимо имея ввиду её

-Нет, здоровая, - мысленно три раза плюнув через левое плечо, ответила она

-Ей, Вован, налей ей водки

Вован, был очень воспитанным юношей, который не мог отказать воспитанной девушке, взял первый попавшийся стакан, взглянув в него, вылил оставшуюся жидкость на пол и налил водки.

-За знакомство, - провозгласила тост Люба

-Да, за знакомство. – и она протянула свой стаканчик, чтобы стукнуться, все ещё сомневаясь в наименовании тоста.

-А тебя как зовут? – спросила Люба

-Венера, - ответил Вован.

Она сделала глоток прозрачной жидкости, жидкость отказывалась заливаться внутрь тела, или тело пыталось отвергнуть её, но она героическими усилиями заставила себя её проглотить. Глазки загорелись, настроение улучшилось, голова затуманилась. Уже изрядно пьяная, не подавая виду окружающим, ее стало веселить каждое слово, рыцари заполнили её уже уютно-домашнюю комнату, Люба стала самой верной и надёжной подругой.

Она встала и её сильно покачнула, очень сильно:

-Все на пол, землетрясение! - закричала она

С грохотом роняя стулья, все упали на пол, Люба и пару парней залезли под стол. Теперь уже Венера стала хихикать и изрядно пошатываться, показывая знак тишины, издавая при этом, очень странно-громкие звуки. Люба и ее компания, озирались друг на друга, радостные столь удачливым спасением и найденным укрытием. Как один, видимо не выдержав качки, тут же под столом и заснул.

Люба и уже неполноценная компания продолжили свой путь на карачках по направлению выхода из комнаты. Венера, проводив их взглядом, решила все же выйти из укрытия в поисках нового, более стабильного. Медленно, ползком на коленках, она направилась к солнцу, ведь именно оно должно нести в себе свет и надежду. Осознав, что надежды ей вероятнее всего не найти сегодня, она решила следовать за лучом, но внезапно её взору предстал колодец, который манил её своими формами и содержанием. Она наклонилась полюбоваться его содержанием, как её желудок, потеряв равновесие, решил все же освободится от балласта и восстановить баланс. Голова кружилась, желудок возмущался, ноги отказывали, сознание затуманивалось и мысленно распрощавшись с этим нетрезвым миром, она стала сникать, чтобы как можно быстрее погрузиться в темноту. Через мгновение, она почувствовала легкость и взлетела, как орлица, устремив свой взгляд в высоту.

Очнулась Венера в горизонтальном положении, телу было приятно и уютно. Она приоткрыла глаза и стала разбирать образы, наполняющие ее разум: белый потолок, надо взять чуток вниз, ага, железная дверь, холодильник, стол с чайником, так, обратно, железная дверь, вниз, полы, чистые, стоп! Дверь, она уже где-то её видела! Точно, она опять в бронированной дверью комнате, и опять никого. По-хорошему, надо вспомнить картину дня, вот только какого: это уже завтра или еще сегодня, как бы ей хотелось, чтобы это вообще не случалось.

Фривольная Венера присела на кровать, её мутило, голова раскалывалась. Она никогда не научиться пить, а может не стоить, говорить всем, что ты больная или буйная, когда пьешь:

-Выпей скорее бутылку вина, легкость души и тела приняв

-Сразу пьянея и разум теряя, формы божественные обретая

-Гордо головку задрав во хмелю, станешь царицей ты в нашем раю

-Но не могу я ответить вам да, тихо отвергнув, в глаза вам глядя

-Страшно мне станет за ваши видения, ведь вас не спасет ни одно заведение

Пошла рифма, а значит все не так плохо, как казалось, хотя нет, всё еще хуже, чем она надеялась, вернув свое тело в горизонтальное положение, уже лучше, уже почти не мутит.

Дверь открылась и вошел её парень, она облегченно вздохнула, теперь он смело может брать её в жены, она предстала перед ним в любом приличном и неприличном виде, хотя нет! Вот как раз приличного вида он и не видел, замуж звать, пожалуй, ещё рановато.

Бесстыдная Венера села на кровать, упершись руками за край, надо собраться, как там говорят, challenge, ей над сделать это, она сможет, где эти надоедающие мотиваторы, где эта толпа оголтелых людей, зовущих за собой, обещающие процветание и рай, как бы ей хотелось обрести эту уверенность, знания, так… какой-то странный поток в её голове, соберись тряпка! Тряпка, тряпки на стуле, точно, а что это весит на стуле? Это же её юбка, блузка, лифчик, вопрос на миллион: чего не хватает на картинке? Трусов! Какая она сообразительная! Ухмыльнувшись самой себе от самой же себя умной, она вздрогнула, так, это всё на стуле, а что тогда на ней?!

Она пристально посмотрела на бесцеремонного юношу, он стоял напротив и смотрел на неё, гад, даже глаза от отводит. Надо обманным жестом его заставить повернуть голову налево или направо:

-Звезда упала! - указав пальцем на дверь, пробормотала Венера

Он невозмутимо стоял. Не прошло, значит надо идти во банк. Венера опустила глаза вниз, фу… трусы на месте. Вздох облегчения раздался из её груди немного сильнее, чем планировалась, а ведь планировалось остаться благородной девушкой, у которой всё под контролем. Но видимо в следующий раз. Слегка покачиваясь, она встала и, гордо держа голову, подошла к стулу, и взяла свою одежду, хм, а это точно её?

-Я одолжу у тебя лифчик? – она надеялась одним вопросом убить двух зайцев? Во-первых, понять, чья это одежда, во-вторых, дать понять, что ей надо одеться.

Он махнул головой, все еще не отворачиваясь. Да что с ним не так?!

-Как себя чувствуешь? – первая фраза из его уст

-Отлично! – бодро ответила она, как ей казалось

-Ты вчера обещала неповторимое утро после стриптиза, жду

Все же надо пить в компании так, чтобы:

А- никто ничего не помнил, и тогда не будет стыдно,

В- помнить только тебе и издеваться над другими,

С- пить немного, чтобы было весело,

Д- не пить в компании, да лучше вообще не пить, смотри пункт А.

-Стриптиз? Какой стриптиз? Перепутал с кем-то – обаятельная Венера улыбнулась ему своей самой очаровательной улыбкой, которую только она могла себе позволить этому родному уже юноше.

-Ничего с кем не бывает, - постучала его по плечу, она вязала свою одежду и вышла из комнаты.

Быстро закрыв дверь за собой, она оказалась в коридоре, ей всего то предстояла пройти метров десять. Все же бывают в жизни моменты, за которые действительно стыдно, нет, это никогда у тебя чулки порвались, или каблук сломался, даже задранное платье не могло тебя так смутить, как очередь на кухню, тянувшаяся с той самой бронированной двери.

Лучше бы она показала ему стриптиз, хотя нет, по его словам, он все же состоялся, тогда надо было дать ему обещанное, что-то неповторимое, так зачем себя ограничивать, она даст этому миру, всему без исключения, всю себя! Не всё одному ему наслаждаться её минутой позора, хотя почему минутой, судя по толпе и её плотности, минуты так 3-4 не меньше!

Прикрыв себя своей одеждой, Венера двинулась по направлению к своей конуре, надо отвлечь себя глупостями, главное не смотреть в глаза, а куда смотреть, ага, вот парень с сигаретой в зубах, держит ведро, а зачем ему ведро на кухне? Еще один стоит и читает, да тут кругом образованные люди, творческие, теперь ей можно расслабится, она среди своих, таких же безумных, но почему-то одетых, какие закомплексованные люди!

Уже с улыбкой загадочной мадонны, она неуверенно пробиралась сквозь достаточно плотную толпу, ага девушка, ну конечно, какой может быть взгляд у девушки, которая особо не отличается стройностью и опрятностью, злой и надменный, в глаза не смотреть:

-Ещё шажок, ещё мгновение

-И радость глаз и изумление

-И взор чудесно-проникновенный

-И все закончится мгновенно

Сколько-то минут понадобилось Венере пройти путь позора, пробираясь через толпу неожиданно и не вовремя появившихся людей, отворив дверь, как на пороге замерла. Это уже не рифма- это уже слезы!

Она развернулась и пошла обратно в бронированную комнату. Она отдастся ему, она покажет ему стриптиз, она исполнит все его похоти и желания, пусть в самом извращенном виде, пусть в самом неподобном виде и месте, в любом, что угодно! Но никогда, больше никогда она не переступит порог своей комнаты. Её больше никто и ничего не заботило, она прошла через врата ада и пыталась вернуться обратно. Опустив руки, сжав одежду в кулаке, она уверенным и быстрым шагом вернулась в комнату, открыла и громко захлопнула дверью.

-Я девушка серьезная, раз обещала- значит буду показывать!

Венера легла на кровать и закрыла глаза, опять встала, парень молча наблюдал.

-Минутку, а что я должна сделать? Ты мог бы по пунктам рассказать, чтобы я записала и ничего не упустила?

Память у неё была хорошая, не зря же она стихи учила в школе по 3-4 зараз и потом щеголяла перед всем классом, нахваливаемая учителем, но недолюбливаемая двоечниками, за что они её иногда пытались поймать и побить, но бегать она умела хорошо! Так что ручка ей не понадобится – так запомнит!

Венера присела и как школьница внимала каждому слову своего парня.

-А ты сегодня одеваться не собираешься? – полюбопытствовал он

Сегодня, а что значит сегодня? Она всё ещё сомневалась, вот если сегодня- это уже завтра, то ей надо бежать в университет, а если сегодня- это ещё вчера, то она готова ему отдастся. Вроде всё складывается.

-А-а ты мог бы уточнить, сегодня- это что?

-Понедельник, - невозмутимо он ответил ей

-Угу… значит планы меняются, мне надо в университет…

Наглая Венера стала расхаживать по диагонали, всё еще в девственно-обнаженном виде, размышляя, как ей поступить, с одной стороны, обещание надо выполнять, с другой, ей надо в душ, ей надо в комнату, ей надо в университет. И похоже пока она не выполнит обещанное, всё остальное будет временно заморожено.

-Хорошо, тогда начинай, у меня мало времени

Венера легла на кровать, закрыла глаза и стала ждать, немного поерзав дополнительно, чтобы тело приняло комфортно-удобное положение.

-Извини, ты мог бы по быстрее, мне бы еще душ принять и в университет, а, и мог бы ты сходить в мою комнату и принести мои вещи сюда - нагло обратилась она к нему.

Решив, что раз она отдается первому встречному, а это была правда! То должна получить свои дивиденды, а это комнату с парнем, чистоту и обратно все её вещи, которые, между прочим, по его вине и были разбросаны вандалами.

Внутренне собрав себя в кулак, Венера была решительно настроена, наверное, в первые в жизни, и это вам уже не шутки, это вам уже секс! И тут детки всё по-взрослому!

В творческом порыве, с нее потекли волнообразные рифмы:

-Смело товарищи мы ринемся в бой

-Двигаясь телом на теле вдвоем

-Слюни и сперму пуская без края

-Потных и грязных утех получая

-Всех мы обучим азам Кама сутры

-Позам различным, устройств неприличных

-Секса побольше, нам страх ни по чем!

-Мotion, kustiba, tairiscint и hreyfing!

На её лице отразилась улыбка или оскал, или ухмылка, качаясь на кровати, она была воодушевлена.

-Ты чего распрыгалась? Никуда я не пойду, и трахать тебя не буду

А вот это уже обидно! Не каждому она предлагает свое юное, нетронутое тело, замка девственности только не хватает, а может он гей?

-Ты что голубой?

-Нормальный я!

Похоже он стал нервничать, и что тогда с ним не так?! Может он маньяк, вряд ли, тогда бы он уже давно воспользовался ею и не раз. Венера прилегла на локти:

-Слушай, мне уже надо идти в душ, потом в университет, а я, между прочим, даже не знаю, где он находится! Так что прекращай ломаться и начинай, если тебе так удобно, то я закрою глаза!

-Всё, мне уже надоело это! Ты чего тут разлеглась?! Иди в свою комнату!

-Не пойду я туда, там грязно, и мужик какой-то валяется!

-Какой-то?! Ты, что не помнишь, как скакала на своем жеребце?

-Что?! Каком жеребце, шутник, однако.

Теперь ей стало страшно, кажется её план проваливается, все же придется возвращаться в буйственный чертог.

-Послушай, видимо ты всё не так понял, я что-то не то съела и отравилась, мне стало плохо, похоже плохо стало не только мне, а всем. Такое бывает, жаль чек не взяла с собой, а то бы пошла сейчас разбираться с конторой!

Он подошел и взял её за руку, дернув её, поднял с кровати.

-Я не собираюсь с тобой нянчиться, уходи!

-Я голая! У меня нет одежды!

-В прошлый раз тебя это не остановило!

-Я голодная!

-Поешь в своей комнате!

-Я болею!

-Пить меньше надо!

-Я не местная, могу заблудится!

-Ничего, жеребца позовешь, быстро тебя до места доставит!

-Я слабая!

-Ты слабая!? А кто по-твоему мне фингал под глазом поставил?!

Упс… а фингал то она не заметила, она подошла к нему по ближе и стала рассматривать с чувством, с толком, как врач, нет, как мед сестра, если он захочет то, как мед брат, лишь бы не выгонял!

-Не могла, - заключила она, - это не я!

-Сам виноват, подрался с кем-то, а меня обвиняешь! Слабую и беззащитную между прочим девушку!

-Слабую! Беззащитную!? Серьезно?! А кто вчера стихи кричал, и глаза пытался выклевать? Как там:

-Сижу за решеткой в темнице сырой

-Вскормленный в неволе орел молодой

-Хотя нет, это по классике, твой вариант был, ага точно:

-Сидит у тазов горделиво орлица

-А с нею товарищ лежит у корытца

-Взгрустнулось ему, психанулась орлице

-Свободу зверинцу, долой коммунистов!

-Вот только не пойму, причем тут коммунисты?

-Что тут непонятного, в рифму же, - смущенно объясняла она ему

-А зачем скачки устроила на товарище своем? - скрестив руки стал допрашивать её

Кто же его знает, зачем? Значит требовалось, все же немного странно, нетипичное поведение для интроверта, а может ей подсыпали порошок, засняли на видео и теперь будут шантажировать?

-Некогда мне с тобой демагогию разводить! Идти мне пора! Жить я буду здесь с тобой, не могу я туда, понимаешь, могу платить натурой, могу стипендией, но через месяц

-Натурой, хорошо, давай!

-Что давай! Сейчас, без прелюдий?

-Каких прелюдий, не модно это, на коленки, и вперед!

-А на коленки зачем? Извращенец что ли?

-Почему извращенец? Так все делают, - стал как-то подозрительно на неё коситься.

-Кто все? Не видела такого, я в фильме видела, что лечь надо, а там мужчины всё сами делают.

-Ты что девственница?

-Почему сразу девственница? – интересно, она сейчас покраснела или румянец подкрался к ней сам незаметно в начале их странно-откровенного диалога. Надо держать марку! Так, чтобы ей такого сделать, чтоб он сразу понял, что перед ним очень даже опытная девица, ага, ну держись.

Венера, забыв о своем откровенном одеянии, подошла вплотную к нему. В глаза надо смотреть или нет, сомнения закрались в её девственно-молодую душу. В глаза конечно, прямо, не моргая, не выдавая своего страха.

-Ты чего уставилась?

-Готовлюсь, сейчас целовать буду- грозно заметила она.

Он отпрянул немного, еще шаг назад, зачем-то руки вперед протянул, странный он всё же, голубой, не иначе!

-Так всё! Стой! Не двигайся! Понял я всё, оставайся! – обогнув её по странно-кривой траектории, он рванул к двери и исчез за ней.

-Ура! Товарищи! Ура!

-Победы вкус в уста вложив

-И водрузив знамена в руки

-Мы триумфаторы судьбы

-Мы есть, мы будем, мы ликуем!

Высоко подняв голову, она ощутила невероятный вкус победы! Впервые в жизни она кого-то испугала, кто-то убежал от неё, хотя здесь она лукавит, помнится в пятом классе, шарахались все её в школе, когда она пришла вся в грязи, а всё из-за противного водителя автобуса, который зачем-то решил обрызгать её, видите ли не в том месте дорогу переходила, а потом ещё и кулачком грозила, да ведь не грозила, а ногти грызла, вот и не заметила!

Плюхнув на кровать, Венера выдохнула, осталось принять душ и найти дорогу в светлое будущее, а теперь оно точно будет светлое, вглядываясь в чистые окна, находясь в прекрасном настроение, с Венеры потекли лирические нотки:

-Волшебный край, волшебная страна

-Пленишь меня своею красотой

-Изменчивой порой, порой стремительно

-Приобретая формы, меняя образы, что

-Глазу не понять, душе смятенья обретая

-Ты край далекий и близкий сердцу

-Что трепетно стучит и ритмы отбивая

-В моей уже истерзанной душе, что жаждет

-Ветра, любви и солнца малость

-А ты ещё кто?! – ярко-накрашенная блондинка с угрожающим видом двигалась в её сторону, открыв тихо дверь, вот только голос не соответствовал способу открывания дверей и приобретал всё больше сопрановых оттенков.

-Венера, заблудилась я.

-Что, ты чего несешь?

-Вы какой тип омонимов имеете ввиду: несёт- курица несет яйца, всеядна, относится к семейству фазановых; несёт- перемещать какой-либо объект, держа его на весу; еще есть омоним к слову несёшь- это говорить несвязанную чепуху, но это разговорный жанр?

Девица застыла, замерла, обомлела, хватит синонимов и уроков русского языка! Надо бежать, вот только, как и куда, пока она раздумывает, судя по её выражению лица, у неё в запасе минута, не больше! Её плотное тело было на вид очень упругим и точно большим, в проём оно помещалось, а вот место для маневров не оставляло, думай, надо сразить её наповал! Точно еще один синоним!

-Сегодня прекрасная погода, теплая, солнечная, выхожу я значит на прогулку, после долгих дождливых вечеров, наполненных летним очарованием последних дней лета, а тут ветерок подул, ласковый такой, нежный, и в порыве снимает с меня кофточку, цепляясь за мое юное тело и срывая с меня бюстгальтер, сорванец!

Блондинка, не отрываясь от её голого юного тела с открытым ртом внимала каждому её слову:

-Кстати, как вас зовут? У вас очень интересный разрез глаз, крайне редкий.

-Нюра, разрез, это я в папу.

-Да, сразу видно, счастливая значит!

-Ну да, - Нюра похоже пыталась в голове сложить 2+2, но у неё не сразу всё получалось, надо дать время.

-Нюра, кажется это вас я вчера видела на 4-м этаже, вы, если не ошибаюсь, в тазике мылились, такой чудный голосок у вас, вы поёте?

-Нет, так, иногда за компанию.

-Нюра, вам обязательно надо про слушаться, вы талант!

Внезапно дверь с грохотом открывается и врывается уже не её молодой парень, а жаль, подавал неплохие надежды.

-Нюра, ты всё не так поняла, Нюра, спокойно, прошу тебя! – зачем-то утешал он Нюру, которая была спокойна как танк, или бульдозер, что там с размерами по больше, это не её конёк.

-Вы молодой человек не волнуйтесь, у нас здесь тематические диалоги, вы собственно по какому поводу? – встала напротив него, кулачками упиравшись в свои оголенные бока.

Это сейчас что происходит?! Она еще под воздействием прозрачной жидкости или ей уже нечего терять после прожитого всего 2 дней!?

В другой стороны, он уже привык к её прелестям, впрочем, как и Нюра, все же был в её родне человек невидимка, раз её прелести остаются незамеченными, не то, чтобы это её волновало, но женская гордость немного пострадала, ей сегодня отказали в сексе, игнорируют её обнажённое тело, хотя, судя по Нюре, шансов у неё итак не было.

-Чай? – предложил он дамам

-Премного благодарна, Нюра, чайку?

Нюра кивнула знаком согласия.

Надо подумать! Всегда можно найти правильный вариант, если он, конечно предложен специально-подготовленным человеком, а не в пьяном угаре, написан в министерстве образования после череды странно гендерных праздников.

Не прошло и суток, как она оказалась в любовном треугольнике: парень, Нюра и она. Слишком быстро, слишком много, надо как-то ломать его и здесь у нее несколько вариантов, первый, добавить еще уголок, это было бы слишком даже для Мадонны, сделать прямую, вот только какая последовательность… а может по-тихому уйти, она подтвердила свои навыки невидимки и стала бесстрашной.

-Пожалуй, я без чая, с вами хорошо, но мне пора, вечером вернусь, ночевать здесь буду, а вы Нюра могли бы своего молодого человека с собой взять, скучает он без вас, сильно! – кто-то неуверенно сказала, надо быть настойчивее, упористой, на кону, между прочим, твоя невинность! Не нравится мне его взгляд, неопределенный что ли или нервный. А, а чего он такой нервный? Надо мило улыбнуться, они это любят.

Развернувшись к двери, она опять оказалась в коридоре, уже по обыкновению с голым торсом, одеждой в руках и смотрящих в очереди, которых изрядно поубавилась.

Час сурка продолжается, она опять на пороге своей комнаты, всё тот же жеребец на полу, стол, стулья, разбросанные повсюду, кровать, её одежда на чемодане и рядом. Венера прошла и села на кровать. Как вдруг жеребец начал издавать звуки:

-Брр... спокойно, брр…- успокаивала она его, узды только не хватало, а вот и нет, узда есть! Венера заметила рядом, лежащий её же шарф. Полная картина!

-Коней строптив укротив, напиток чудный искусив

-Девицу смело оседлав, луч солнце в небе отыскав

-Представ адамовой судьбой, явившись голой перед толпой

-Казалось всё прошла она, везде показана сполна

-Но нет, её манил, её пленил, тот чудный образ, что явил

-Смятенье душ, сплетенье тел, дортуар –её удел!

Сегодня, что ни стих- то шедевр! Интересно, а который час? Так всё! Хватит с неё этой вакханалии над телом и комнатой! Что она принцесса какая-то на горошине, нет! Дочь инженера на заводе и работника культуры, между прочим!

Стараясь тихо и не касаясь жеребца, Венера стала собирать свои вещи обратно в чемодан, хотя она и пригрозила её-не её парню (пока под вопросом) жить с ним, вернее оккупировать его комнату, но всегда должен быть запасный план, или пункт В, С, на всякий случай, а случай может быть!

Ага! А вот и щетка! Какой прекрасный день!

Наступила вторая попытка очищения, и Венера, взяв полотенце и щетку, направилась в душевую. Она конечно человек современным, без предрассудков, где-то сочувствующая эксгибиционистам, но решила всё же накинуть на себя одежду. Народ у нас старомодный, как бы чего неправильно понял.

По уже знакомой дороге, коридору и указателю, она быстро добралась до места.

Царская душевая ждала её! Как странно быстро она сроднилась с этим местом, не смущаясь, горделивой походкой, уверенной в себе нудистской, она прошла и включила кран, слегка отодвинув своё тело левее, помнится в прошлый раз, жидкость проявляла себя в цветном виде.

В душевой уже преображались пару красавиц, все незнакомые ей лица. Быстро управившись, не дожидаясь открытого диалога или допроса, она рванула обратно к себе.

В комнате её ждал новый кадр кинематографической жизни: отсутствие жеребца, стола и стульев.

Отлично! Просто чудесно! Какая волшебная комната!

-Комната- уберись, комната- отворись, комната-затворись, так, а замок то сломан!

Новый кадр- новый план. Венера взяла свой чемодан и направилась в бронированную комнату. В одной руке чемодан, другая предназначалась для открывания двери, которая почему-то упиралась. Она подперла дверь плечом и отворила её.

Неожиданно, вот сейчас совсем было неожиданно.

-Ничего, не переживай, бывают и меньше, - зачем-то начала она его утешать

Собственно, зачем? Она что видела их когда-то? Ну может пару раз, первый, когда на пляже была, у одного деда нечаянно вывалился, второй раз, когда зашла в мужской туалет по ошибке, эти указатели всегда её смущали, треугольник вверх, вниз, и почему вниз- это женщина, они, что все без талии? Ей больше стройный вариант всегда нравился.

Молодой юноша был сражен её прямотой, сконфуженный, он предстал перед Венерой Адамом воплоти, без трусов и майки, но почему-то в носках.

Уставившись взглядом в его волосатую грудь, преувеличила, так пару волосинок, рдеющих на его далеко не атлантовском телосложении, вернее она старалась туда упереться, хотя взгляд предательски норовил спуститься вниз, решительная Венера поставила чемодан около стола.

-Это всё! Переехала. Я в университет, приду не знаю, когда, меня не жди. - по семейно-долго мучительной жизни интонацией обратилась к нему Венера.

Она развернулась и вышла из комнаты, анализируя полученную картинку. Око за око, торс за торс, дальше цензура не пропустит.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.