Два с половиной года спустя за окном снова завывали ночные зимние ветры – на этот раз декабрьские. Мы с подругой курили в гостиной, изредка запивая вызывающие вспышки боли фразы ледяной водкой. Год заканчивался, все подарки были куплены, и мы подводили итоги этого очень странного и порою непредсказуемого периода. Поделившись ещё одной частью своих воспоминаний и переживаний, она поднялась, чтобы пройтись по комнате. Я остался на месте: было хорошо раствориться в чужой боли, на некоторое время спрятаться от себя за сопереживанием и советами насчёт того, что другому человеку делать с его совсем другой жизнью.

– Это ты кому? – спросила она вдруг, взяв с одной из полок набор гуаши. Я вздрогнул, позволив угольку сигареты упасть на пол, и оцепенел: пытался вспомнить, как и когда я его купил, и понял, что взял его, даже не задумавшись, накануне.

В повисшем напряжённом молчании я раздавил в пепельнице остатки сигареты и осушил ещё одну рюмку.

– Я так и не ушёл, – зарыдал я, уткнув голову в свои поджатые, обхваченные руками колени, – Я так и не ушёл.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.