Зима пришла в королевскую гавань,
Но снег не тает на мертвых лицах.
Вокруг лишь смерть и разбитый камень,
И пепел, как саван на все ложится.

Руины, трупы и стоны боли,
Все что осталось от прежней власти,
И мать драконов уж в новой роли,
Все та же карта, другой лишь масти.

Благи порывы, итог же страшен.
Хотела мира, а стала смертью.
В безумном взгляде вид павших башен,
Ни искры ушедшего милосердья.

Но не построить на пепле мира,
Огонь безумства силен, но краток.
Вовек тирану не стать кумиром,
А трон железный на диво шаток.

Из века в век колесо крутилось,
Мелькали волки и львы на спицах,
Но нет уж трона, и вот, свершилось,
Пришла пора колесу разбиться.

По последнему сезону "Игры Престолов".

***

Туман над городом кружится,
И день укутан млечной мглой.
И будто все мне просто снится,
И я сегодня сам не свой.

Все звуки будто из далёка,
Сквозь влажный полог не пройдут,
Не видно верх пустых высоток,
Лишь клубы белые ползут.

Туман как зверь, большой и тихий,
Охотник шумных городов.
В тумане том таится лихо,
Что жаждет наших светлых снов.

***

Что мы с тобой после себя оставим?
Цепочку фраз и букв нестройный ряд.
Они нас на столетья сохранят,
Лишь только мы их правильно расставим.

За долгий миг, что жизнью мы зовём,
Так много всякого с тобою мы познали,
От горя мы на части разрывались
И в счастье забывали обо всем.

Любовь и боль, отчаянье и смелость
Сквозь годы мы с тобою пронесли.
Мы мыслью отрывались от земли,
Да так, что возвращаться не хотелось.

Мы видели рожденье новых звезд,
Пусть не буквально, но не значит ложно,
Порой нам жизнь казалась безнадежной,
Но наши крылья нас опять несли вперёд.

Нам двадцать, тридцать, сорок, шестьдесят,
Так мало прожито, так многое забыто,
Дверей так много нами же закрыто,
И нам уж больше нет пути назад.

Но след истории остался на руках,
И много сделано, чего уж не исправим.
Что мы с тобой после себя оставим?
Лишь буквы на истрёпанных листах.

***

Я выключу старый фонарь у заснувшего дома,
Мне в ответ благодарно и нежно вздохнет тишина.
Это чувство прекрасное с детства давно мне знакомо:
Бархат ночи, брильянтовость звезд и седая луна.

Ведь когда-то все было так просто, волшебно понятно,
Лето, ночь, шепот трав, нежный стрекот полночных цикад.
А сейчас вдруг вопрос: Потеряли мы все безвозвратно,
Иль еще поразит нас красой звездопадов каскад?

Где ж то чудо, что мы с вами в детстве познали когда-то?
Погребла под собою рутина иль просто забыто?
А ведь если подумать, мы сами во всем виноваты,
В том, что чуду теперь наше сердце навеки закрыто.

Я на улицу в полночь пойду и присяду у дома,
Потушу тусклый старый фонарь и вдохну тишину,
Я впитаю в себя то, что с детства так сильно знакомо:
Ночь и воздух сырой, дождь из звезд и седую луну.

***

И был рассвет, и был закат,
И был один другому рад.
Костер горел и песнь лилась
О том, как Сварга родилась.

И треск Сварожьего огня
Гипнотизировал меня:
Я видел тьму и остров в ней,
И камень, всех камней белей.

И голос молвил: "Пусть живет!"
Другой сказал: "Пускай умрет!
Переродится, вновь живет,
Опять и снова, век иль год."

Так, жизни цикл священный чтя,
Законы неба соблюдя,
Я жил и умер, ожил вновь,
Познал и счастье, и любовь.

И своим внукам дал завет
Чтить мир, как ныне чтит их дед.
Так, век свой, как сумев, прожил,
К богам я путь себе открыл.

И у Сварожьего костра
Погреться мне пришла пора.
До встречи, Явный мир родной,
Еще увидимся с тобой.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.