Молодая женщина взволнованно поднесла руку к двери, не находя в себе храбрости постучать. Её брат-близнец нервно курил, присев на повисший в воздухе стул, переливающийся на солнце синими бликами. Дым сигареты растворялся в воздухе, уносимый из нематериальных лёгких мужчины тёплым ветром.

– Чего мучаешься, Дельфа? Что-то не так? – нарушил наконец молчание Моррисон и, затушив сигарету в другой реальности, поднялся на ноги. Стул тут же растворился в воздухе подобно дыму.

– [Он по ту сторону стоит, выжидает, – передала мысль сестра, – Просто ждёт, пока я поднесу руку к двери, чтобы тут же её открыть. Я не понимаю, что происходит, и не могу увидеть, что произойдёт.]

– По ту сторону нас ожидает Древний, – заметил Моррисон и поёжился, – Действуем так, будто он уже истинно пробудившийся, ладно? – уточнил он.

– [Зачем вслух? Он же услышит!] – мысленно прокричала Дельфа. С другой стороны двери раздался беззаботный смех, заставивший женщину отскочить от двери, как от огня.

– Ладно, хватит вас стращать, ребятки, – произнёс с той стороны сухой голос, и дверь медленно открылась, – Заходите, я вас всё утро ждал. Я в гостиной. Зайдёте – поверните направо, я вам пока чаю налью, – заботливо проговорил Древний.

Пока Моррисон, вперившись взглядом в пустой коридор, анализировал сложившуюся ситуацию, Дельфа уже нырнула в тёмное пространство небольшой крепости.

– Боже мой, Дельфа, они оба адаптировались ко всему этому, – потрясённо прошептал он наконец, – Что творение, что творец.

– [Я не хочу об этом думать, Моррисон. Давай закончим дело и уберёмся отсюда живыми,] – подумала Дельфа в ответ.

Моррисон последовал за сестрой – дверь за ним закрылась сама по себе, оставив близнецов в тускло освещённом коридоре.

***

В гостиной их встретил растянувшийся в мягком кресле пожилой мужчина. Его кораллово-синие глаза, погружённые в видения иных миров, мягко мерцали в свете камина, а сплошь покрытые рубцами и шрамами руки лежали на влажном от тёмной крови животе.

– Не волнуйтесь, кровь моя, – повернулся он к гостям с доброй улыбкой, – Жена ушла в город, – опять улыбнулся он и, когда те подошли поближе, воплотился рядом и начал усаживать их в кресла, – Боже мой, каждый раз, как вижу его детей – диву даюсь. Такие вы идеальные, так точно нас повторяете – с виду и не отличишь, – восхищённо приговаривал он, снова воплощаясь в своём кресле.

– Полагаю, Вы помните, зачем мы здесь? – настороженно спросил Моррисон, подсознательно заменяя свой костюм на чистый от крови.

– Конечно, помню! Вам нужно, чтобы я просто вызволил одно существо из плена? – беззаботно бросил Древний и продолжил: – Пейте чай, специально для вас двоих заварил. Знаю, вы обычный не переносите, так что особенно постарался.

Моррисон и Дельфа поднесли чашки к губам, чтобы какое-то время обдумать происходящее. При прикосновении жидкость разнесла по их информационным телам приятный, тёплый импульс, сотканный из эмоций и отголосков воспоминаний, и тут же испарилась где-то в созданной Древним реальности.

– Очень хороший чай. Жаль, ещё раз мы его отведаем нескоро, – с разочарованием проговорила Дельфа.

– Что, и в этот раз нельзя будет память оставить? – сокрушённо спросил Древний, наперёд зная ответ, – Я надеялся, хоть сейчас он позволит мне её оставить.

– Мы не можем так рисковать, – твёрдо сказал Моррисон, – Эмерджентность фрагментов Вашей души может привести к непоправимым последствиям.

– Господи, какие вы серьёзные! – умилённо заметил Древний, – Я знаю, что это неизбежно – мне ли не знать! – воскликнул он и залился жизнерадостным смехом, – Дайте старому немного поворчать перед исчезновением – мне уже совсем недолго осталось, – облегчённо заметил он и откинулся на спинку кресла.

– Мистер Скиан, неужели Вы правда не сомневаетесь в оправданности данной экспедиции? – неожиданно выпалила Дельфа.

– О чём ты? Без неё моя роль не будет выполнена – что бы ни происходило во время экспедиции, всё это будет служить конечной цели.

– Нет, я не об этом… – замялась Дельфа, – Вы… то есть, Ваша версия…

– Я знаю, Дельфа, – уверенно отрезал Скиан лишённым всяких оттенков веселья голосом, – Я знаю, что меня и его там ждёт. Ещё я знаю, что в случае моего отказа или неудачи кому-то придётся занять моё место – и уже вот это я не могу допустить ни в коем случае. Нам с вами известно, что конкретно я способен обеспечить успешное выполнение задания, но я не могу подвергнуть кого-то другого этим испытаниям – не только ради самой задачи, но и ввиду моего морального долга перед тем, кто пришёл бы мне на смену, – вдумчиво проговорил Скиан, уперевшись локтями в колени. Вдруг всё его тело как будто стало легче: на лице вновь засияла улыбка, – Помимо этого, мне очень понравилось это приключение! Пройти его снова – лучший дар, который мог преподнести ваш отец. Доставай свой чемоданчик, Моррисон.

Моррисон и Дельфа тяжело переглянулись – в их глазах Древний казался одновременно и форменным безумцем, и настоящим героем. Наконец, Дельфа кивнула, и Моррисон достал из воздуха стальной портфель.

– Забавный ваш отец логотип выбрал, конечно, – заметил Скиан, – Хорошо отражает конечную цель всех наших страданий.

– Вы знаете его лично? – заинтересованно спросила Дельфа, пока Моррисон настраивал устройство.

– Нет, конечно – видел его в тех случаях, когда падал в Бездну. Воспоминания не из самых приятных, но они отпечатались в моём сознании даже поверх квантовых барьеров.

– Какой он? – спросила Дельфа и, когда глаза Древнего метнулись к ней, всё её тело похолодело и съёжилось.

– Дельфа, дорогая моя, его могут видеть только те, кто находится с ним примерно на одном уровне. От моего рассказа ты ни представить его не сможешь, ни испытать от этого какие-либо эмоции или чувства. Прости, но мы с твоим отцом находимся далеко за гранью твоего понимания, – с сожалением улыбнулся он и похлопал её по плечу.

– Я поняла, мистер Скиан. Простите за вопрос, – поникнув, извинилась Дельфа.

– Всё в порядке. На твоём месте я бы тоже хотел узнать побольше о своём создателе, – успокоил он её, – Мы с тобою, Дельфа, знаем, для чего нас создали, правда? Но ведь хочется думать, что тебя создавали с любовью и радостью.

Дельфа горько кивала, позволяя горячим слезам капать на сжатые в кулаки руки. Когнитивный шум, предвещающий грядущий выброс, наполнил воздух своими помехами в чувствах и мыслях – Моррисон закончил настройку устройства.

– Насколько мы знаем, всё должно закончиться так же, как в прошлые разы – ваша копия получит координаты начала экспедиции и видения будущего, которые дадут ей причину пройти путь до конца, – напомнил он Древнему и поставил перед ним раскрытый портфель. Переливающаяся, танцующая внутри синева заманивала внутрь, приглашала коснуться её блестящей поверхности.

– Просто чтобы вы знали, ребятки, – поделился Скиан, погрузив руку в синеву, – Сейчас моя копия увидит вашего отца. Вы спасёте его от одиночества, и Вы должны гордиться собой, – тепло произнёс он и закрыл глаза, готовясь начать всё сначала.

– [В добрый путь, Дельфа. В добрый путь, Моррисон.]

Бесплотный, прозрачный свет заполонил комнату, лишив Скиана дыхания и отняв у него восприятие происходящего.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.