Поэт-мечтатель

В наш век бряцают не мечом,

а звонкой лишь деньгой...

поэт-мечтатель — ни при чем!

По-прежнему — изгой... 

Но, сквозь обыденность и грязь, 

неся свой идеал, 

для нас в подругах он открыл

черты Прекрасных Дам. 

О, как бы нам не позабыть 

средь суеты и дрязг

явленье странной красоты 

и блеск влюблённых глаз! 

Конечно, годы пролетят, 

как с крыши капель рой... 

Но шпагой острой Сирано 

владеет уж другой! 

И право же, не надо фраз, 

не надо громких слов — 

простить друг друга, помолчать 

и вспомнить про любовь...

(1992)

Высота низин 

Огненный меч стиха

души, как встарь, не жалит.

Светлая песнь тиха.

Жизни кроят ножами.

Щит доброты спасать —

ржою покрыт — не может.

И равнодушья гладь

бритвой лоскутит кожу.

 

Честь и любовь — в грязи.

Женщина кровью дышит.

В бездну и мглу низин

душ громоздятся крыши.

 

Пламенный меч Любви

тленья ль порвёт тенета?!

Души людей будить —

горестный рок поэта...

(1992) 

Свыше 

В облаках, как в одуванчиках, планета.

И верлибрятся мозаикой пейзажи.

Воздух плотен под седым крылом Поэта,

И полет мечты спокоен и вальяжен.

 

Шевелюры ветер треплет кипарисам,

Тополям, сиреням, ивам в тихом сквере.

Раздаются яблоки Парисом

Всем подряд, а не кокетливой Венере. 

Столько таинства в раскрывшемся бутоне,

Столько снов порхает на ресницах!

Хрупкий мир… И в этом чудном лоне

Разве можно было не родиться?

(22.06.1992)

 

Поэт 

За фасадом вещей, явлений,

наблюдаемых нашим оком,

есть места, где гуляет гений

по тенистым идей дорогам.

 

Есть ли связь между пнем и срубом,

между ласточкой и грозою?

То, что здесь ощутимо-грубо —

там просвечивает белизною.

 

И из хаоса будней странных

он плетет золотые нити,

создавая загадок грани

паутинкой своих наитий.

 

Мы, кочуя скользящим оком,

скучным мир и простым кадруем,

но поэзия микроскопом

открывает нам мир подлунный.

 

Мир творимый и мир творящий

неразрывны и неслиянны.

Миг грядущий, миг уходящий

настоящего точкой стянуты…

(20.08.1993) 

Спектр 

Да, мир — проекция меня, 

да, я — его конспект.

А в толстой книге бытия 

лишь полстроки — мой спектр: 

Мой глаз налит, мой злобен пульс, 

я от крови багров, 

ее соленый, горький вкус — 

в питье, в еде веков. 

Я апельсиновый окрас 

ношу в своём нутре, 

я — заводной:

страстей экстаз, 

я весь в чужой игре. 

Я желт изменой и грехом — 

и в помыслах, и так.

А солнца круг — всего лишь ком,

горящий в облаках. 

Но фотосинтез зеленит 

безжизненность листвы. 

Из мрака вырвавшись в зенит,

я приобщен Любви. 

Мне голубь мира ветвь принес, 

а Божий Сын — Себя. 

Чтоб, нищий духом, я воскрес 

в просторах Бытия. 

Из пекла жизни в синь очей, 

в их звездность устремясь, 

я чувствую — с моих плечей 

спадает грузом грязь.  

Но мой фиалковый уют 

погас как вечер дня… 

И белый свет — сквозь мир,

меня — страницы Жизни льют…

(1993) 

 Памятник

 

                   “Exegi monumentum aere perennius”

                      (Quintus Horatius Flaccus)

 

В слове порой тщеславия больше, чем

горлом идущего сердца…

Душу вложив свою в монументы тем,

остаешься без ничего, даже без полотенца,

чтобы прикрыть и срам, и ловкий его антоним.

Как ни верти — везде двоичность права качает;

и, убегая, сам скачешь в рядах погони.

Радость гонит печаль, сама ж — ничто без печали.

И посему, как бы слова ни лились и пелись,

как бы ни зря была их боль или прелесть, —

все они есть мотив, инвариант расхожий

горлом идущего крика, надрыва, всхлипа,

свойственного любому — от цезаря до полипа

(с кротким лицом или с разбухшей рожей) —

среднего между скуленьем людским и лаем:

 «Из глубины к Тебе, Господи мой, взываю!»

(1993) 

Звучащие поэты 

 Звучащие поэты — ностальжи —

из вечности как радиосигналы.

Не миражи их голоса, а жизнь,

бурление незатвердевшей (с)лавы.

 

Звучащие поэты — шанс живым —

послать сигнал в межзвездное сиянье.

…Не огнестрельным и не ножевым,

ранением душевным — стих зияет…

 

Звучащие поэты — “зуд и зов”,

тревожащий людские поколенья.

Переплетение невидимых ризом,

плакучих ив над-речное склоненье…

(16.08.2015)

 

Свобода поэта 

Рабом у рифмы быть? Поддакивать смышлено?

Всю жизнь копировать узор златых оград?

Иль вольным мастером, без цеховых шаблонов,

Идеям создавать и образ, и оклад?

 

Нырять в бездонный ум, высматривая перлы?

В чертогах памяти, сомнамбулой бредя,

искать чего там нет? Иль радоваться первым

лучам наития — как малое дитя?

 

Бежать диктата рифм и правил своенравных,

затем верлибра самость ублажать?

Нет! Референтов этих «полноправных»

за дурь — смирять, за дело — уважать!

 

В конце концов, для подлинных поэтов

помимо Истины и Смысла — нет декретов!

(31.07.2015) 

Свой-чужой 

Не поэт и не философ —

каждой братии не мил:

для одних — схоласт гундосый,

для других — как имбецил.

 

Рассуждать стихом о смыслах —

роскошь! — Стоит ли свечей?

Стих — для песен! — не для истин!

Чтоб плясалось веселей!

 

А философу — обуза

ямбом строчки совмещать.

Образ с термином ли дружит? —

Чем сличать? Чем различать?

 

Не хочу противоречий! —

Контроверзы больше нет!

Ум и сердце рады встрече:

и философ, и поэт!

(31.03.2015)

 

 

Александр и Филарет 

Доброе слово поэтам приятно,

хоть им играться словами занятно,

хоть их эмоции хлещут порою,

хоть им сражаться охота с ордою —

с тьмою дремучей и вычурным бредом.

В бурном экстазе они — несусветны.

 

Доброе слово поэтам лекарство

от эпатажа, цинизма и чванства,

от сумасбродства, печали, сомненья,

от бессловесной докучливой лени.

С тьмою своею не сдюжить без света.

В тихом вниманье поэт ждет ответа.

 (17.09.2015)

 

 Поэту-агностику 

Стишок поэту скажет: «Ты — никто,

я отменил твое существованье

и сам себя создал из ничего…

Мол, что поэт? Он так, одно названье…»? 

Мир — артефакт Всевышнего, а мы,

ежесекундно видя это чудо,

к безумию влечем свои умы,

как обманувшие самих себя иуды… 

Смешон и глуп умнейший человек,

когда он очевидность отрицает,

Боясь ответа, Судию отверг,

но отречение Суда не отменяет… 

Да, Суд — для тех, кто любит пересуд.

Но тем же, кто Любовь увидел в Боге,

так радостно! — Они любовь несут

и дарят всем на жизненной дороге. 

Да, Бог есть Дух. Никто не зрел Его.

Но Действия Творца столь очевидны!

И я не говорю уж про Того,

Чья Плащаница кровию залита. 

Поэту ли Демьяном Бедным быть?

Не в силах отменить, кого не знаешь! —

Своей судьбы распутывая нить,

найдешь ли выход или потеряешь?

(21.12.2015) 

Анна Андреевна, лучше под пули!

 

    «Не страшно под пулями мертвыми лечь,

                                        Не горько остаться без крова,

                                        И мы сохраним тебя, русская речь,

                                        Великое русское слово».

                                                                    А. А. Ахматова, «Мужество», 1942.

 

 Анна Андреевна, лучше под пули! —

Там трехэтажному есть оправданье!

Но на гражданке в речах столько дури,

что безнадежно осмысленность вянет!

 

Анна Андреевна, лучше в траншеи! —

Там даже в шутках витает серьезность:

знака не понял, — нет «башни» на шее!

Но на гражданке — без знаков — всё можно!

 

Анна Андреевна, лучше погибнуть! —

Ибо потомкам остались лишь ямы:

мы не читаем великие книги,

мы не творим красивые ямбы!

 

Анна Андреевна, русское слово

нас не волнует в своем благородстве! —

Стиш поскорей написать бестолково

и пропиарить его шумно-броско!

 

Анна Андреевна, лучше — котомка,

Странствие в Прошлом, в Традиции вящей!

Вы нас простите, слабых потомков,

нет панацеи от совести спящей…

 (29.12.2015)

 

Чашка Петри 

Чтоб получить достойнейший шедевр

всего лишь нужен страстный материал:

развод, тоска, инцест иль криминал, —

и посильнее выбить мозгу дверь!

 

Культура здесь растет как на дрожжах:

лишь ограничить свежести приток, —

и чем грязнее будет в ней порок,

тем популярнее вокруг ажиотаж!

 

А в чистой склянке вонь не развести.

Хранит фиал лишь чистоту и блеск.

Но в чистоте не мыслим ведь прогресс,

её предел — себя саму блюсти!

 

Да, нет трагедии без боли и плетей, —

бичует сам себя плохой поэт?

Но, тем не менее, и кáтарсиса нет,

коль нет преодоления страстей...

 (7.01.2016)

 

 Не-поэт

 

«Кто кончил жизнь трагически — тот истинный поэт,

А если в точный срок — так в полной мере».

(В. С. Высоцкий)

 

Пишу себялюбивый бред,

что вряд ли кто-нибудь запомнит.

Но Интернет он мной заполнит

под меткой броской #не-поэт.

 

Пишу как бездарь и эстет,

стихами только развлекаясь,

не заблуждаясь и не каясь,

пред кем-таки держать ответ?

 

Пишу, грызясь за пиетет,

себе подобных «опуская»,

кропанью нет конца и края,

какой уж тут нобилитет!

 

С искусством промискуитет

здесь виртуально безопасен…

А если кто-то не согласен,

игнор и бан — один ответ!

 

Вот бард нам выдал трафарет,

мол, смерть как жизнь — печать таланта,

пока ты мертв, ты — тень Гиганта,

пока ты жив, ты — не Поэт…

 (8.01.2016)

 

 

Пред-улётное 

Сей эфемерный мир — живой (только тронь!) до боли!

Кроются за монитором люди, отнюдь не тролли…

Слово здесь птахой выпорхнуть мнит на волю —

 чьей-то согреться искренней как бы любовью…

 

Как хрупок мир души! И как мы порой нелепы!

И зачем нам цинизм и прочие экскременты?

С лупой или со скальпелем эксперименты…

Чик! И порвалась пленка, то бишь кинолента…

 

Пусть не поймут тебя и пусть ухмыльнутся криво!

Пусть покрутят «макаровым» у виска, мигнут игриво!

Всё ж, чужая душа — потемки — не на досуге чтиво…

Раскланиваюсь как Пьеро вельми учтиво!

 

Ведь отношения, как не мни, — сложней оригами.

...Речи калечат, лечат, хранят и ранят…

В-общем, пока есть свет электронный в моем экране,

я просто буду рядом... поодаль с вами…

(10.01.2016) 

Поэт и толпа (ремейк) 

«Нишкни, Поэт, не время расточать

среди толпы высокие глаголы!

Ведь не тебе страстями их бренчать,

и не тебе венок от них лавровый!» 

 — Но, разве не стремится дух людской

к заоблачным и светлым созерцаньям?

Ведь не питаемся мы пошлою молвой,

неужто не для нас звезда мерцает? 

«Оставь, Поэт, сетям улов большой,

пигмеям в радость принимать пижонов!

Не обижайся, ты для них — чужой!

Беги, Поэт! Как будто прокаженный…» 

— Не скажут ли врачу: «Сам исцелись!» ?

Прибегнут ли к спасительному слову?

Но часто вонь выходит или слизь

пред тем, как скальпель вырежет саркому. 

«Нишкни, Поэт, умей же промолчать

среди толпы, забыв свои глаголы!

Ведь не тебе дано их бичевать,

и не тебе венок на гроб дубовый!»

(2016) 

На смерть поэта нашего времени 

«Не на ярмарку едем. Какие гулянки?

Всё быстрей под уклон — только годы мелькают,

И нехитрая мысль о конечной стоянке,

Как ни странно, и ехать, и жить помогает»

                               Геннадий Угренинов (1938—2016)

На конечной стоянке перед вылетом в небо

постоим, погутарим о том и об этом…

Постоим, помолчим, и, прищурившись, глянем

на округу, на мир и на… брошенный камень… 

Не впервой уходить от инфарктов настырных,

не впервой налегать на коньяк и пустырник…

От разрывов сердечных — седины и шрамы,

только шепчем наверх: «Подожди, еще рано!» 

Для поэта полжизни — за две или больше,

для поэта не путь, что вперед и попроще…

Созерцанье — удел не для туров дешевых.

Отошел, оступился, поднялся, и в гору! 

Выше, выше лети, до просторов бескрайних,

пусть твой ангел хранит твои вирши как тайну…

Ну, а мы, прочитав, что оставил нам щедро,

здесь помянем тебя стихотворною лептой…

(31.05.2016) 

Воображаемое письмо Пушкину перед дуэлью 

Друг Пушкин, выпьем что ли пуншу!

Закусим добрым пирогом!

В театр помчим, развеем душу…

А после справимся с врагом!

 

На этих подлых шарлатанов

управа сыщется в свой срок!

Дантесу сифилиса мало?

За грех заплачен им оброк.

 

Бог милостив! Пусть сгинут шельмы

в своих голландских погребах!

Давай махнем, мой друг, в деревню

со всей семьей — до Рождества!

(16.09.2016) 

Литераторская смердяковщина 

Кругом интриги, подлость и вранье,

бесстыдство, пошлость, чванство и подмены:

расселись в кронах, словно воронье,

и гадят на прохожих неприметно. 

Приятно каркать стаей во всю прыть?

И без разбора шариться в помойках?

Тащить наверх, что стоит лишь зарыть,

чтоб не смердело в памяти потомков... 

Да, смердяковщина — России боль и стыд!

Безродной мании навязчивая похоть ...

Как эмбрион, в душе слепой убит

аристократ... И застит небо копоть...

(8.11.2016) 

Cultura Obscura [Schwarze Szene] 

Духи входят вольготно в левое полушарие,

им предоставлены цензором лучшие амплуа.

Вскрыв подноготную, вычурный импресарио

поднимает занавес, сцена дрожит — пуста… 

И начинают бисер метать пред публикой:

франты и фанты вгоняют в экстаз чумной.

И под сурдинку тать, притворившись нуликом,

тырит таланты, азартно тряся сумой. 

Он предлагает всуе: всё время и все желания

сплавить по курсу, по тренду на славный пшик:

выделывайся напропалую, совершай камлания,

раскручивай стихо-ленту, что горные виражи… 

Призраки тают кремово (с флером вчерашних сплетен,

с шиком в себе уверенных и импозантных стерв).

Литературные демоны, впрочем, вернутся с плетью, — 

за эфемерное экстази требуя новых жертв. 

(19.04.2017) 

Должно быть святым 

Что значит быть святым? Неужто это — 

идти туда, где скученный народ

от скуки рад иронии поэта,

не понимая, что творец не врет? 

Насмешка горькая — всё шуточки Сократа!

Вопрос лишь: от кого душа брюхата? 

Что значит светлым быть? Неужто ныне

есть те, кто откровенно сердцем чист?

Но кто в поэта первым камень кинет,

когда он остроумен и речист? 

«Творец ли выглядит настолько простовато?»

Ухмылка важная — софистика Пилата…

(26.04.2017) 

Разговор в восточной лапшичной 

Разве можешь хвалиться отборной своей лапшой? —

будь хоть трижды искусен, гурманам не это надо.

Но кормить добрых демонов хилой своей душой, 

даже ради других — не стоит скупой оплаты. 

Разве можешь в молитве ко всем не стоять спиной? —

Будь хоть трижды аскет, но брахманам не это нужно.

Но кормить слабых асуров высохшею слюной,

даже ради своих — не стоит лукавить дружбой. 

Разве можешь молчаньем в себе удержать всё зло? —

Будь хоть трижды святой, но смирения в этом мало.

Не кормить этих бесов — всего-то, поверь, делов!

Даже ради себя — не стоит лекарство жала? 

Так что, видишь, лапшичник, — корчму закрывать пора!

Ни своим, ни чужим жировать не престало боле!

И, кнута не щадя, гони приживал со двора!

Околеют, глядишь, на раздолье во чистом поле! 

— Пусть уж лучше умрут они вместе со мной в глуши,

в самой дальней пещере сгинут, не зная мира.

Сохрани в сердце тайну отменной моей лапши, —

лишь себя угощай, скитаясь в горах Памира.

(13.08.2017) 

Разговор старца с Юханном ибн Мансуром 

Логика, совесть... Нелепый боезапас!

Ты с этим собрался на тех, кто не ждет прелюдий?!

На беса управа только одна — приказ:

«Изыди в свой тартар! Не возвращайся к людям!» 

Да, ты будешь сеять зерна в туман и грязь!

Нет, выдирать все плевелы, то не твоя забота!

Оставь стихоплетство! Демонам это всласть — 

Дар извратить до блевотины и помёта! 

Но, если хочешь быть чистым и мир спасти,

вот выгребные ямы — их нужно кому-то драить!

Ну, до молитвы расти тебе и расти!

Главное в жизни, это — о смерти память! 

Так что, Мансур, затвори за собой уста!

Помыслы и прилоги беззвучно гаси смиреньем.

В мире святых никто не творит подстав,

бес же — пустышка, безо́бразное виденье.

(13.01.2018) 

Жгу рукописи 

Я рукописи жгу в огне камина —

всё напечатано и издано уже!

Но искорка дрожит адреналином — 

душа трепещет в странном кураже! 

Насочинял! Отнюдь! Ни капли чувства!

Лишь грустный вздох — «Кто это написал!»

А строчки пламя лижет алым буйством

и в пепел обращает их накал! 

Гори-трещи! — Достать блокнот и ручку

и набросать под яростным теплом

еще хоть стих, пока дракон горючий

не поглотил души остывший дом! 

Там фениксом пусть оживет наитье

и, возродив торжественный свой вид,

быть может, вдруг — возлюбленной жар-птицей —

Поэзию внезапно удивит…

(25.07.2018) 

Миф 

Всякий день автор пишет миф

Об эпохе, себе и прочем.

Автор с текстом весьма игрив —

Потрындеть со стебком охочим. 

Ну а текст сам ведет игру,

Тянет тему потоком сольным.

Это автору не по нутру,

Но ведь умер он добровольно. 

Спит пиит беспробудным сном,

Текст рождает чудовищ диких —

Удивляет мир новизной

недушевной, пустой, безликой. 

Миф — развернутый имярек.

Миф адептов влечет в нирвану.

Миф — всамделишный человек —

Идеальный конструкт das Man’а.

(5.10.2018)

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.