ГЛАВА 10

  • 0
  • 0
  • 0

- Здарова – воскликнул Денис и хлопнул вздрогнувшего Толика по плечу – о чём задумался?

- Привет – пожимая руку, ответил Толик – думаю, кто такие русалки и почему они без хвоста рыбьего?

- С хвостом это сирены, а русалки это типа духи природы… Стоп, ты чего русалок в игре видал?

- Ну да, а что?

- Я просто и не знал, что в игре русалки есть. Ну и как они, красивые?

- Да просто пипец и голые к тому же, крышу на раз сносит – вздохнул Толик – правда иногда страшные до жути.

- Не, таких точно никто не видел, получается ты новую расу открыл, скрин хоть сделал?

- Блин – Толик хлопнул себя по лбу – представляешь, даже не подумал об этом!

- Ну, я тебя не виню – Денис с ухмылкой потрепал его по плечу – когда перед тобой красивая голая баба…

- Вы чего, совсем охренели?! – начальница отдела, Алевтина Егоровна, как раз проходила мимо – Рабочий день пол часа назад начался, а они о голых бабах мечтают! – взвизгнула она на весь этаж – Живо за работу! Что такое, как понедельник, так не работа, а дурдом какой-то… – уже уходя, бормотала она сквозь зубы.


- «Сюда бы эту мокрую жабу, быстро переправились бы или вообще прямо по реке бы и сплавлялись» – и через пол минуты спокойно добавила – «сестру я имею в виду, лягушку».

- Ты всех своих родственников ненавидишь? – спросил Колдырь, смотря на довольно широкую речку, к которой они вышли пять минут назад – «Судя по направлению, нам на ту сторону надо, хотя может река петляет и прямо к Драконьему городу ведёт».

Прошагав по тропинке, которая вела вниз по течению, около часа, они дошли до развилки, на которой стояло большое сухое дерево с кривым стволом. Выбрав ту тропу, которая вела вдоль реки, Колдырь обошёл дерево и уже хотел направиться дальше, но обомлел, увидев, что находится с другой стороны дерева.

Девочка, на вид лет восемь, может девять, с плеч до колен свисает какая-то старая мешковина, в которой через множество дыр проглядывает голое тело, короткие, спутанные русые волосы падают на мертвенно бледное лицо с закрытыми глазами и приоткрытым ртом. Исцарапанные ноги не достают до земли. На голых руках, задранных вверх и сквозь сложенные вместе ладони, прибитыми большим деревянным колом прямо к дереву, виднеются струйки засохшей крови и только на ладонях кровь ещё свежая.

Колдырь целую минуту выдирал кол, пока тот, наконец, не подался, и девочка не упала на землю, за всё это время, так и не придя в себя.

- «И чего дальше делать?» – подумал он, присев и приподняв её голову на сгибе локтя.

- «Крови дай ей, чего тут думать» – ответила змейка.

Колдырь резанул ножом по ладони, и тоненькая струйка крови потекла в приоткрытый рот девочки.

- Зря ты это сделал – послышался голос, Колдырь резко повернулся. Из земли торчала, заросшая травой, кочка и, если приглядеться, сквозь траву можно различить голову вполне обычного человека, которая как раз говорила – теперь проблем не оберёшься.

- Так она же умирает?

- Ну умрёт, снова оживёт, она уже раз пять тут умерла, её бы и так скоро спасли.

- А проблема та в чём?

- В том, что она волколак, и скоро сюда её родственнички заявятся.

Колдырь перевёл взгляд на девочку, на него вполне осмысленно глядели серые глаза, а её юркий язычок собирал капли крови, оставшиеся на губах. Только теперь он обратил внимание на надпись над её головой гласивший что: её зовут Валентина, первый уровень, раса – оборотень, а её стая волколаки – «Это же игрок?!»

- Бред какой-то, разве игра не шестнадцать плюс, откуда в игре восьмилетняя девочка, почему у неё вместо клана какая-то стая и что здесь первые уровни делают? Это вообще-то дикие земли, здесь на маленьких уровнях долго не живут?

- Ну, у тебя тоже не самый высокий уровень, и ей уже девять, скоро – ответил Лежебока – слушай, ты случайно не можешь меня выкопать, а то так разговаривать не удобно?

Девчонка немного оклемалась и присев на корточки поедала ягоды, высыпанные перед ней гремлином, с любопытством наблюдая как Нак мимоходом присвоив колышек, которым она была прибита к дереву, обыскивает окрестные кусты.

- Ничего себе, сколько ж ты тут сидишь, что вокруг тебя столько сорняков наросло?

- Не так уж и давно. Даже и не знаю, почему вокруг меня всегда много травы вырастает.

- А чего она молчит всё время? – тихо спросил Колдырь, рыхля землю ножом вокруг белокурой головы Лежебоки.

- Стесняется, в реальности она слепоглухонемая, родители от неё отказались, в игру попала по социальной программе. У многих игр есть такие программы – заметив непонимающий взгляд Колдыря, пояснил Лежебока – помогают разным инвалидам, тут тебе и реклама, и от государства послабления всякие. Выделяют специальный аккаунт, придумывают виртуальных родителей и всё, живёт себе в лесу до шестнадцати лет. Кто её тронет? Её целая стая волколаков охраняет, а вожак, её отец, так тот девяностого уровня. Хотя в этом то вся и проблема – вздохнул он.

- Какая проблема? И почему волколаки, не могли родителями, каких-нибудь эльфов сделать?

- Дети сами семью выбирают, ей вот волколаки чем-то понравились. А проблема в том, что для таких детей этот мир более реален, чем настоящий и воспитывается она здесь по законам стаи. А по законам стаи еду ей могут давать или её мать, или отец её детей, на мать ты явно непохож, и ты даже не оборотень, чтобы быть отцом её детей, которые, кстати, появятся ещё не скоро, так что сам попробуй догадаться, что волколаки с тобой сделают.

- Так может мне валить пора? – спросил Колдырь, с усмешкой – Дальше сам выкопаешься?

- Уже вечер, всё равно не успеешь – с какой-то тоской в голосе проговорил Лежебока и, заметив, что Колдырь приостановился, продолжил – надо с самого утра сваливать, тогда есть шанс до деревни охотников дойти, пока волколаки спят. Мы вон так и пытались, только на охотников нарвались, они её к дереву и пришпилили, мы же здесь прошлый раз точку возрождения поставили, чтобы, сразу убившись подальше от стаи воскреснуть, а тут уже ждали.

- А зачем ты её с собой-та потащил? И зачем им тебя тут закапывать?

- Закопали, чтобы я её не освободил, сдуру ляпнул им, что она мой друг. У них тут война с волколаками. Она меня провожать пошла, а то я в лесу потеряюсь, я ж не первый раз сбежать пытаюсь – и видя, что Колдырь снова начал копать продолжил – я у них тут раб и еда сразу, ещё малыши опыт на мне качают, в общем приятного мало.

- Фига себе, это чего меня тоже рабом сделают, и каждый день убивать будут? – обалдел Колдырь от такой новости – Да нафига такая игра нужна, давно бы уже на реролл ушёл.

- Не, убивать мы тебя не станем, во всяком случае пока, а то, где тебя потом искать? – сказали сзади хриплым голосом, и не успел Колдырь обернуться, как упал на траву, связанный, по рукам и ногам – А это, чтобы ты сам не убился.

Здоровенный, лохматый мужик наклонился над ним, разглядывая. Вокруг стояло ещё несколько человек, а между деревьями рыскали огромные волки.

- Ты зачем дочке кровь давал, чудик? – спросил тем же хриплым голосом, наклонившийся над Колдырём мужик.

- Покормить хотел.

- Покормить? Она тебе чего, собачка? – в глазах блеснула злость – Будешь теперь всю стаю кормить. Сивый, вы втроем Валентину и этих на стоянку отведите, глаз не спускать, особенно с него – и НПС, ткнул ногой в бок Колдыря.

- Лют, пошли уже, а то деревенских не догоним – встрял в разговор ещё один волк, обернувшийся в довольно красивую женщину, одетую, как и все волколаки, в какую-то дерюгу.

- Всё, погнали! – со всех сторон раздался вой, и десятки волков устремились по следу – С тобой потом поговорим – бросил Лют Валентине и, превратившись в огромного зверя, в два прыжка исчез из виду.

Пока волколаки выкапывали Лежебоку, совсем стемнело, на небо всходила луна, заливая лес потусторонним светом.

- Всё, берите этого и отправляемся – скомандовал Сивый, волколак(24), кивнув на Колдыря и подтолкнув Лежебоку – ты вперёд иди.

- Не, я, пожалуй, не пойду – брякнул Колдырь – и так всё понятно.

Волколаки подходя к нему, заржали, но вдруг один скривился и схватился за ногу.

- Ты чего? – обратился к нему второй.

- Змеюка ужалила.

Пока они отвлеклись Колдырь, руки и ноги которого гремлин давно освободил, подскочил к ужаленному и ударил его. Сначала правым, а за тем и левым кулаком, добавляя к отравлению змейкой ещё и пару отравлений шипами, и тут же отскочил под большое дерево с длинными ветками. Все три волколака, опомнившись, бросились на него, но не успели дотянуться, как дерево ожило и схватило их ветвями и корнями. Дальше всё было просто, под смех русалки, сидевшей на нём, дерево душило и било толстыми сучьями волколаков, те сопротивлялись и пытались отбиться. Колдырь тоже внёс свою небольшую лепту, бегал вокруг и наносил удары кулаками с шипами.

Через пару минут всё было кончено. Змейка мягко спрыгнула на землю, встала на мысочки и, сделав оборот вокруг себя, с наслаждением потянулась, переплетя и вытянув руки вверх. Лежебока, застыв словно заколдованный, с открытым ртом смотрел на сияющую в лунном свете голую девушку. Колдырь его не осуждал, так-как и сам засмотрелся на плавные изгибы её тела, пока не почувствовал, как его дергают за рукав. Опустив глаза вниз, он увидел девчонку, пытавшуюся привлечь его внимание.

- Помоги Лежебоке – прошептала Валентина, заметив, что он смотрит на неё – пожалуйста.

- Да как я ему помогу, скоро твои родственники опять прибегут, меня убьют, я в Драконьем городе окажусь, а он то опять здесь воскреснет – ответил Колдырь – так что извини.

- Надо ему помочь – на сторону Валентины, неожиданно встала Змейка.

- Как? – недоумённо спросил Колдырь – «Да и зачем?» – добавил он мысленно.

- Я-то откуда знаю, как? Придумаем, чего-нибудь – и добавила – «Он нам может пригодиться».

- «Может, не может, ерундой занимаешься, я убиваюсь, пока волколаки не пришли, следующего шанса теперь долго может, не представиться» - и Колдырь вынул нож.

- «А кто говорил, что умереть никогда не поздно, и что мы вместе и должны помогать друг другу? Я хочу его вытащить!»

Колдырь взглянул на Лежебоку, всё ещё таращившегося на русалку, затем перевёл взгляд на девчонку. Валентина сидела на земле, обняв колени руками и положив на них подбородок, и с надеждой следила за немым разговором.

- Тогда, надо как-то через реку переправиться, вряд ли волколаки хорошо плавают – и, посмотрев на Змейку, спросил – ты совсем никак не можешь нас переправить, всё ж таки русалка? У тебя по любому должна быть водная магия!

- Ну, могу дождик небольшой вызвать, я по растениям специалист, земля и вода для меня сопутствующая магия.

- Растения? Точно – обрадовался Колдырь – деревья же не тонут, давай вырывай дерево, и поплыли на нём.

- С ума сошёл? – ужаснулась Змейка – Нельзя так с растениями!

- Да чего ему будет, посадишь на той стороне, да и всё, сама хочешь вон его спасти – и он кивнул на Лежебоку – чем-то надо жертвовать.

- Ему же тоже больно, оно же живое – и она приникла к дереву, поглаживая его рукой, что выглядело очень даже сексуально – так и быть, давай тебя убьём, Лежебоку придется здесь бросить – и она с сожалением вздохнула.

- Живое? – Колдырь посмотрел на сухое дерево, к которому недавно была прибита Валентина – Нак, шишки ещё остались? – бросил он гремлину, собирающему дроп с волколаков.

Шишек не осталось, Нак их все вылущил, осталась куча орехов, горсть которых Колдырь сразу засунул в рот, одновременно применяя «мёртвые слуги» к дереву.

Вы вызвали мёртвого слугу – древень зомби, уровень 2

Древень немного покачавшись, со страшным скрипом вытащил сухие корни из земли и потопал к реке. Колдырю пришлось ещё растолкать Лежебоку, который вроде пришёл в себя после предложения Змейки бросить его здесь, но снова застыл, когда ожило сухое дерево.

Валентина, напоследок обняв Лежебоку, ещё долго стояла на берегу и смотрела на уносящееся вниз по течению дерево и четверых существ на нём, махавшим ей руками. Несколько выбежавших из леса волколаков, помчались вдоль берега, вслед, уплывающему вперёд корнями, мощно загребающему своими ветвями, древню.

Наконец отстали и они, Змейка, словно носовая фигура какого-нибудь фрегата, встала на комель и, вытянув руки в стороны, опёрлась на корни, в каком-то экстазе смотрела вперёд, подставив своё обнажённое тело, ветру, брызгам и луне. Лежебока, усевшись посередине ствола, и видимо тоже в экстазе, смотрел на гармоничную фигуру Змейки на фоне звёздного неба и реки, сверкающей в лунном свете. Гремлин, облазив всё дерево, уселся сзади и наблюдал за пробегающей мимо водой, в надежде найти что-нибудь нужное. Ну а Колдырь почему-то просто устал, подумал, что пора спать, пожертвовал оставшуюся кровь реке, и последний раз окинув взглядом эту незабываемую картину, нажал «выход».