Погода стояла замечательная, воодушевлённая Венера направилась в сторону остановки, в детстве её научили ориентироваться по солнечным часам, и скорее всего, она могла бы вычислить примерное время, но искать пустырь, палку, и ждать солнце в зените, времени не было. Будем так, по старинке, язычком.

Язычком у неё получалось плохо, пару раз она пыталась догнать девушек, но те были так ловки и быстры, что Венера оставила эту затею. Пристав к глухой бабуле, она поняла, что та как вампир высасывает время. Остаются особи мужского пола, а с ними она уже имела дело! Она теперь уверенная девица, которая повидала немало. Опять начав анализировать картинку: отчего же маленький, вполне себе ничего, может холодно было, или испугался, зачем же сразу человеку правду говорить, не любят они этого, как бы он её не выгнал после всего.

Сама того не замечая, она была судьбой приведена в учебное заведение, где уже собралась изрядная толпа новоявленных студентов и прожжённых тунеядцев.

Это тебе не общага, здесь надо быть скромнее, молчаливее и тихой, незаметной такой, очень аккуратно пробираясь через толпу, она оказалась около расписания, прочитав его несколько раз, не поняв ничего, а ведь она девушка культурная, почти образованная, она озиралась по сторонам. Надо дать шанс другим проявить себя, не все ей блистать перед народом! Венера отошла и стала наблюдать за потоком студентов, некоторые переговаривались между собой, что упрощает доступ к получению информации. Минутку, все верно, это её специальность, её группа. Радистка Кэт, в простонародье Венера, направилась в свою аудиторию.

Все же она не типичная субстанция своего времени, все учителя призывали быть уверенными в себе или хотя бы проявлять внешние признаки уверенности, но Венера была не из тех, она была из других! Она в совершенстве овладела искусством быть неудачницей и неуверенной в себе личностью! И сейчас она им всем покажет!

Сутулость (спинку вогнуть), опустить плечи, но не сильно, чтобы не переборщить, а то жалеть будут, походка, что с походкой! Должна быть несмелой, немного притормозив, продолжила, взгляд притупленный, здесь сложнее, но если опустить глазки, то пройдет, последнее оружие- это голосок, тонкий такой и робкий! Ага, людишки, держитесь, мир увидит её, мир содрогнётся от такого потока неуверенности, он снесет вас и ваши души в самые темные уголки страхов, нагоняя вас фобиями, так, стоп, куда?! Воодушевилась она, раскричалась!

Венера прошла в аудиторию и села на последнюю парту, оставшись незамеченной.

-Доброе утро! Я, такой-то такой-то, буду вести у вас высшую математику 3 года, так что прошу и жаловать, я веду дневник всех присутствующих, если вы пропустили пару без уважительной причины, то я вас не допущу к экзамену без дополнительной лабораторной.

-Ох, и напугал! Хоть бы имя выговорил или написал на доске, я что должна по губам читать! Отсюда его еле слышно! – внутри умственный поток начался у неё в голове

-Кто из вас живет в общежитии?

-У нас, что уже перепись населения началась? Где крестик ставить, в какой «писцовой книге», данью облагать собрался?

-Что никого?

-Я живу – вслух сказала она, что вслух, серьезно, зачем!?

-Пройдите в секретариат, там выпишут квитанцию об оплате за проживание

-А вот и первый налог! - я в уме сказала, или вслух?

-Что вы сказали?

-Кажется вслух.

-Девушка, вы почему всё время бормочите? Встаньте и скажите громко.

-Не могу я вслух говорить.

-Волнами передайте или через эфир.

-Да он еще и шутник!

Аудитория заполнилась смехом, идиотским каким-то.

Он что двигается в мою сторону? Зачем? Он прекрасно просматривается там, внизу, может не слышно хорошо, ничего, я по губам научусь читать, по жестам, да как угодно, только не иди сюда!

Встал напротив, доминировать собрался? И куда мне простите смотреть, если прямо, то в ширинку, сговорились что ли, день просвещения мужских достоинств явных и скрытых?

-Девушка, повторите весь тот словесный поток, которым вы радовали нас минуту назад.

Сам напросился, сидела бы я тут в уголочке, видом своим неказистым, нет решил проявить свою харизматичность и важность.

-Вам с какой секунды начать?

-С первой.

Не отводя взгляда от его ширинки, Венера начала пересказ своих мыслей:

-Ох и напугал! Имя на доске писать надо; перепись населения началась; челядь данью обложили; крестик надо где-то поставить; говорить не могу вслух; синдром «ложного превосходства», проявляющийся авторитарностью и властью над зависимыми людьми; юморист; доминант. Всё! – резюмировала памятливая Венера.

А вот теперь Венера сама боялась поднять глаза, что-то ей подсказывала, что выражение его лица её не удивит, а подтвердит все самые смелые её ожидания и страхи. Ноги! Можно в ноги смотреть, попахивает крепостным правом, но ничего мы с вами и не такое проходили: иго было, междоусобные войны были, взятие Казани было, крестовые походы пережили несколько раз, а дворцовые войны чего стоят!

Венера уставилась на его ноги, вернее туфли, а почему они такие грязные? Дождя она не наблюдала последние два дня, да что она могла наблюдать? Один день точно выпал из её прекрасной памяти, а тот, что был первый, дал ей много впечатлений и переживаний, но дождя точно не было.

-Выйдите из аудитории немедленно!

-Не выйду, не имеете права, я ни в чем не виновата, сами попросили, а я не могу отказать преподавателю.

Теперь её точно запишут в ряды феминисток, борющиеся за свои права, здесь она могла бы поспорить с ними о равноправии полов, когда речь идет о починке щеколды или замка, но, пожалуй, не сегодня.

Ноги немного поразмялись и стали разворачиваться. Слуха я неё не было, конечно не медведь на ухо наступил, различить ноты и даже угадать мелодию она могла с 4-5 нот, но тишину она различить могла, еще могла различить нервный тик преподавателя и легкий смешок толпы.

Преподаватель ХХХ, а он так и не написал свое имя, постоял около учительского стола, постукивая пальчиками по столу, и вышел из аудитории. Теперь уже студенты развернулись в её сторону, и она стала экспонатом, просматриваемым с толком и расстановкой, с оценочным суждением по шкале Апгар.

По идее, она заслужила воспевание её героически-бестолковому оплоту сопротивления высшему звену в виде ОДЫ, которая однажды была прочитана ею для подачи в виде стиха на новогодний праздник под елочкой и посвящена кузнечику, ну и что, что она не зеленая, и прыгать никогда не умела, но ведь повод есть!

-О, ты, девица, которая скромна и прекрасна в своем непростом бою

-Терзаясь сомнениями малость в столько грозном и глупом строю

-О, ты, богиня, что озарила свет своим бесстыдством чудно

-Твой ум почти велик, а мысли так изящны и тело, что снискала слава

-О, Боги, что одарили крыльями Пегаса, пускай на крыльях вознесет он подвиг твой бесстрашный

-Извергнется вулкан, раздвинуться моря, пустыня пусть покроется травою

-Корова, что идущая на смерть, коза, брыкающая малость,

-Баран упертый, последняя овца, верблюд плюющий с высока

-Ты превзошла себя, всех ныне страждущих, живущих, ты хуже всех, вернее ты овца, та самая, что была воспета мною выше!

Тело, независимо от нее, приобрело вертикальное положение, подбородок задрался, уста задвигались, всё, чему она обучалось годами испарилось и не оставила и следа от ее скромной и затворнической жизни, сделав её героиней сопротивления. Бежать! Не явно, не быстро, пока мысленно, но бежать. Венера стала продвигаться к выходу, если её расчеты были верны, мистер ХХХ должен вернуться минут через 5, максимум 6, его гордость пострадала, но он захочет реабилитироваться, попробовать еще раз, и если и в этот раз не получиться- менять партнёра или таблетки, стоп, не то, героиню унесло в сторону от сюжета.

Стоя у входа/выхода аудитории, она еще раз взглянула на своих соратников, зачем-то помахала им кулачком, развернулась и направилась в сторону от основного коридора, в планах было найти запасный выход, который мог обеспечить ей невидимое продвижение и возврат в уже родную волшебную комнату, а ведь шансы у неё были, если получилось остаться незамеченной в одном месте, вероятность 50%, что тебя не заметят в другом. Вероятность на то и вероятность, чтобы играть в казино и спустить там все деньги, Венера денег особо не имела, как оказалось, и шанс она тоже подрастеряла где-то по пути и оказалась напротив мистера ХХХ.

В предыдущем кадре она должна была стоять несколько неуверенной от неловкой ситуации, приминая с ноги на ногу, грызть ногти, сжимать в кулачках одежду, но так как она всегда должна быть неуверенной в себе личностью, а кадр сменился, то и поведение должно меняться соответственно, Венера стала рассуждать логично (папа инженер):

Перед ней стояли- она сидела, её спрашивали- она отвечала, её выгоняли- она оставалась, доминант-сабмиссив, конечно!

-О, мой господин, делай со мной что хочешь!

И Венера села на колени, сразу так, без сомнений, без раздумий, а собственно, что ей было терять, кроме места в университете, её волшебной комнаты, неопределившегося парня и еще парочку подруг, да ровным счётом ничего!

Её взгляд опять уперся в его ширинку, странно, она ничего не слышит, подёргав себя за оба ушка, пальцем поковыряв, вроде нормально, но тишина. В глаза смотреть нельзя, доминанты этого не любят, плёткой бить начнут, вряд ли он её с собой носит, но кто ж их знает, этих извращенцев! Рисковать не будем, здесь надо деликатнее:

-Мой, господин, не молчи, подай сигнал своей рабыне, - и тут Венера удивила саму себя, челом ударившись о пол!

Ноги стали как-то странно двигаться назад, маленькими шажочками, неравномерными, звук, наконец-то она услышала звуки!

-Кто? Как? Откуда?

Странно, она с детства любила смотреть эту передачу, и была уверена, что все знают правильное название, а тут: Кто? Как? Откуда?

Шаги становились все тише и дальше, как исчезли в темных коридорах учреждения. Немного отпустив тревогу, Венера встала на уже свои крепкие ноги, проверила платье, а теперь она всегда так делает! И решила закончить свое образовательное знакомство, держа курс в общагу.

Перекусив по пути в «Шашлычном раю», надеясь, что название косвенно не указывает на пункт назначения после съеденной сосиски, она с уже в приподнятом настроении, как комарик летящий на свет лобового стекла, в предвкушении очередного чуда от своей комнаты, ускоряла шаг.

Комарик-фонарик, лоб-клоп, улица-курица, машина-шина, дорога-берлога, шлак-бардак, мусор-ступор, дальше будет рифмовка нецензурной лексики, а так как Венера дочь культуры, то она не могла себе позволить мат даже в уме, даже на бумаге. Как все замечательно укладывается в её маленьких извилинах, слово за словом, фраза за фразой, никогда прежде она не испытывала такого необыкновенного, щемящего чувства- страха, как сейчас!

О, страх! Здесь она могла с вами по дискутировать! Страхов в её жизни много, она их копит, как коллекцию, каждого в отдельности лелея и восхищаясь, никого при этом не обижает. И как падишах выгуливает своих наложниц по очереди, так и её страхи ждут каждый своей очереди и момента, а он обязательно будет, непременно настанет для каждого из них, а может и не раз, особенно полюбившиеся могут рассчитывать на её снисхождение и быть приглашены несколько дней подряд, высокая конкуренция, однако! Но она девушка справедливая и старается не злоупотреблять своим гостеприимством, и никого не обижает.

Ещё раз прокрутив список своих страхов, мысленно одобрив все и не забыв ничего, она ступила на землю обетованную, и как оказалось, уже облюбованную сомневающимся парнем, дополнительной кроватью и двумя тумбами.

Сюжет не устает удивлять и поражать переменами, столь быстрыми, столь странными, что Венера, пройдя в комнату, стала критично её рассматривать, как генерал на плацдарме. Парень чинил щеколду, молчаливый какой он сегодня, значит серьезной, это мы любим. Тумбы, даже дверцы есть, что не типично для этой местности, да они еще и работают! Кровать, с матрасом, неплохо сохранившимся, тут же постельное белье. Неплохо, совсем неплохо. Венера стала проверять упругость пружин кровати, искоса наблюдая за парнем, прищуриваясь, кокетничает что ли? Учудила, с чего бы это? Он, между прочим, почти сутки лицезрел твои прелести, но ни одного намека на кокетство, ни одного взгляда томительного, а тут один раз и всё расслабилась, какая-то она легкомысленная девица, сделала вывод Венера и отвернулась, надув губки, да, что это сегодня с ней!

-Щеколду сделал, замок завтра чинить буду, инструментов нет, одна тумба твоя, другая для другого.

«Это намек, или мне пришельцев ожидать?» - Пружиня на кровати, Венера размышляла.

-Стол принесу позже, комендант обещал, -быстро пробормотав, ретировался солдат.

Даже чести не отдал! Хорошо, что не забрал! Только утром она предлагала себя всю такую молодую в соке, почти даром. «Никогда не надо спешить с решением, проверь всё ещё раз, уделяя особое внимание мелочам сверху-вниз и снизу-вверх» так учила её мама, а ведь мудрая женщина!

Венера решила не идти против природы и уверенная в том, что природа создала женщин только для уборки, готовки, глажки и стирки, именно в такой занятости она наблюдала за мамой, в период взросления, решила прибраться. Как решила, так и разрешила, Венера легла на кровать и прикрыла глаза, успеется.

-Стоп! И как это понимать?! И почему она здесь, а не в бронированной комнате, она уже всех предупредила, оповестила, даже метку оставила, а там между прочим, хранились все её секретики в недельной последовательности!

Выдержав паузу, как учили её в старинных романах и учитель музыки, который через месяц после обучения, отчаявшись, предложил маме не ограничивать способности ребенка и отправить её в спорт, Венера направилась в бронированную дверь, слегка двигая бедрами, по странной амплитуде маятника, «период колебаний» которой был незатухающим, а по нарастающей усиливался к приближению двери, что было против природы и Венеры.

Стучать в дверь её похоже никто не учил, некультурная Венера распахнула её хозяйским жестом.

-Можешь переезжать, сегодня я решила по раньше уйти, чтобы помочь тебе собрать сумки.

Уже лучше, трудолюбивый юноша стоял в трусах и в носках, удивленно обескураженно смотря на неё. Последовательность снятия/одевания одежды не смутили Венеру, лишь слегка насторожив, в другом обычном мире, все происходит наоборот, но учитывая способы знакомства Венеры, она, приподняв свои плечики, лишь вздохнула, нежно так, томительно.

Юноша резко опустил свой взгляд вниз. Да нормально всё там, расслабься! Труселя конечно не фонтан, на картинках она видела симпатичнее, фигурно-обтягивающие, но эти в клеточку выглядели лучше, чем те отцовские, в которых он расхаживал дома.

Но испуг всё ещё отражался в его проникновенно-глубоких голубых глазах, голубые? А зачем тогда ему Нюра? Хотя, это может объясняет его отверженное поведение.

-Ты зачем сюда пришла?

-Жить, ты же сам сказал, стол будет, замок починишь, тебе нечего переживать.

-Не переживаю я, не пойду, я здесь живу.

-Какой-то ты напряженный, тебе надо научиться расслабляться, может массаж?

Венера, да ты просто секс-рабыня, нет, секс-богиня! Надо бы определиться с категорией, а то какой бы конфуз не вышел ненароком!

-Иди ко мне мой жеребец

-Увидишь ты все семь чудес

-Врата любви открыв тебе

-Их глубину познав во мне

-Уста вкусив мои однажды

-Ты потеряешься, напрасно

-Молиться будешь перед сном

-Я секс Богиня, я –Содом!

Да, Венера, ты конечно не Иштар, сразу Содом, и откуда в тебе эти наклонности, когда они успели проявиться в тебе и укорениться в столь юном нетронутом теле? Интересно и как ты собираешься ему делать массаж? Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы, ехал поезд запоздалый?! Венера, ты не поезд, ты не локомотив, ты даже за шпалы не подойдешь! Венера опустила свои глазки вниз, есть чем гордится, золотая середина, как золотое сечение, пропорции которой, являются эталоном у биологических видов. Венерин биологический вид пока не определился похоже со своим эталоном, торопить его не будем, спугнем. И как волк, подкрадываясь к своей овце, барану, хорошо без ярлыков, жертве, сексуального домогательства, так Венера передвигалась в комнате навстречу своему соседу.

-Слушай, не надо массажа, не надо секса, не надо поцелуев, ничего не надо, просто уйди, исчезни, я сделаю все, что ты захочешь, пожалуйста, не приставай ко мне, оставь меня одного!

Слабак! Даже первого натиска не выдержал!

-Договорились, я беру комнату-ты меня не берешь.

А, что логичный обмен, она ему свободу, он ей материальное благополучие, разве не такой обмен предлагают в рядовой счастливой семье?

-И ты больше не будешь врываться в мою комнату? Входить, и приставать ко мне?

-Нет, я девушка благородных голубых кровей, - моргнув глазом, отвечала Венера, чтобы усилить эффект подаваемой информации, для себя уже полностью определив его подтип, что повысило пару очков в её женском сознании.

-Сказала- сделала, приставать не буду, говорить не буду, могу глазки опускать при встрече.

Воодушевленную Венеру понесло:

-Кроватями меняться не будем, меня и эта устроит, стол у тебя будет, этот себе оставлю, тумбы, 2 штуки у тебя есть, вроде все по-честному. Одежду собрать?

-Не надо, потом соберу-, парень выбежал из комнаты, прихватив с собой джинсы и рубашку.

Венера стала озираться по сторонам, какое-то странное щемящее чувство закрадывалась в её девственно-порядочную душу, вроде всё идет по плану, она, используя только магию своего тела и язычка, отвоевала бронированную комнату.

И тут Венера стала сомневаться своему непорядочно-беспорядочному образу. Ощущая себя уже в зоне дискомфорта, Венере стало слишком просто, слишком обыденное положение дел последние 5 минут, ни тебе смены сюжета, ни тебе новых лиц. Она начала постукивать ножкой об пол, даже рифма не идет, а это уже непорядок, о котором она размышляла выше! Это уже катастрофа, которая приобретает вселенский масштаб!

Венера встала, взяла чемодан в руки, опять присела на дорожку, встала, и направилась в свою волшебную комнату.

Чудо не заставило её ждать, вернее, чудная картинка послеобеденного дня.

В комнате было многослойно, многоуровнево и многомерно: кто сидел на стульях, кто-то сидел на коленках тех, кто сидел на стульях, в ряд, чередуясь между мальчиком, мальчиком и девочкой. Что создавало иллюзию конгломерата, соединяя различных людей в различных позах, намерениях (пить или не пить) и точек зрения (кто-то отказывался пить темное и требовал прозрачное). И как некая масса захватила внимание и реальность её фееричной трапезной, преображая её в иной мир, где царил хаос, шум и музыка. А музыка откуда?!

Давеча ей казалось, что четырем рыцарям и двум прекрасным дамам места не хватало в её мифической комнате, как оказалась, комната, как горшочек, не переставала варить, наполняя её всё больше и больше незнакомыми людьми. Стоя еще в проеме, её слегка подтолкнули, и парочка молодых людей вошли, встречаемых неподдельным восторгом, а восторг был настоящим, ведь в их руках взгромоздился целый ящик сладостного напитка, утоляющий жажду не только тела.

Венера задумалась, это те самые ожидаемые пришельцы или это друзья, знакомые или просто сочувствующие её неродному парню?

-Да, здравствует, Дева-воительница! Ура! Ура! Ура!

Крик заполонил комнату и содрогнул Венеру. Все же рано она вышла из своего проверенного временем укрытия в поисках ненадёжного, скомпрометированного и ни раз! Сидела бы там себе спокойно, варежки вязала, нет понесло её!

Прикрыв себя спереди чемоданом, Венера стала тихо в уме строить планы, как исчезнуть и остаться незамеченной. Как вдруг её подхватили, отобрали чемодан и водрузили на стол. Такого поворота событий не ожидал никто, даже автор, даже Венера!

Венера стояла на столе, покручиваясь вокруг своей оси, пытаясь улыбнуться, может мило, может с легким кокетством, чтобы хоть как-то снять напряжение в её конечностях. Но напряжение на то и напряжение, что постоянное!

-Простите, вы видимо меня с кем-то путаете, мне выйти надо, срочно, - Венера даже не пыталась перекричать толпу, а шепотом саму себя уговаривала.

-Налейте ей бокал пленительного напитка! Выпьем за нашу освободительницу!

С быстротой встречного поезда, оставаясь на своей платформе, Венере всучили пластиковый стакан и взирая на неё внизу вверх, с мольбой в глазах и инструкцией по применению «Как опоить Деву-воительницу», начали отсчет:

-Пять, четыре, три, два, один- поехали!

Венера, огляделась, если она сейчас выпьет, то полет ей точно обеспечен, в прошлый раз это обернулась стриптизом, безымянным жеребцом, и полным провалом памяти. Всё же веря в причинно-следственные связи, Венера решила не рисковать, а действовать по плану Д.

-Пить не могу, буйная, - начала свой сказ Венера

В комнате стало затихать, любопытство стало закрадываться в душу каждому из присутствующих.

-Не надо стакана, бутылку давай!

У Венеры началась паника, похоже теперь её уже никто и ничто не спасёт. А дело утопающих в руках самих пьющих, решив действовать по плану В.

Ох, Венера, никогда ты не умела планировать, не твое это! Планы, как романы, никогда не знаешь, где искать подвоха и третьих лиц! Третьи, четверные и последующие лица, заполоняли помещение с геометрической прогрессией, преобразившихся в живую волнующую массу, обретая одинаковые черты, формы и имена.

Взяв бутылку непрозрачной жидкости, она сильно выдохнула, выкатила глаза для пущей уверенности и полилась жидкость по стенкам внутренних органов, как рифмы по ушам студентов:

-Вкусив напиток благородный

-Волной плеснув его в себя

-Ты ощутишь вкус одухотворенный

-Что унесет тебя в края

-Где море будет по колено

-Где горы будут по плечу

-Где сын небес и дева слева

-Исполнят детскую мечту

-Соединив проникновенно

-Портрет, ноктюрн и натюрморт!

Замкнув круг вокруг стала, веселая и уже добродушная толпа, начала водить хоровод, пританцовывая и вознося руки к верху. Сие действие отдаленно напоминало Венере обряд купания первородной девицы, роль которой очень даже подходила Венере, с обязательным и непременным прыганием через костер и поклонения солнцу.

Первородная Венера, ощутив действие волшебного напитка, усиленного присутствием в фееричной комнаты, дающая ей силу, не дружащей с логикой и телом человека, начала гласить:

-Юнцы, что радость приносящие!

-Юницы, что красоту несёте в мир!

-За мной пойдём и запалим костёр!

А что скромничать? Зачем ненужные стеснения, жеманство, не современно это, не модно! А ничего, что это призыв к поджогу, а может, и скорее всего, к порче имущества! Что жечь будем?

Венера озиралась по сторонам, все еще пытаясь думать логично: железная кровать, деревянный стол и стулья, тумбы 2 штуки.

-Да возгорится из хлама –пламя! Берите всё! Идем за мной!

Она еще и призывает в рифму! Венера, очнись! Не надо! Самое странное и пугающее в этой истории, пожалуй, то, что она все еще пытается сама с собой разговаривать и своим партнером по не разуму находясь в нетрезвом уме, и пока еще рабочей памятью.

И вот уже легион под предводительством Венеры отправился в свой крестовый поход, завоёвывая новые пространства и отвоёвывая деревянные предметы для ритуального костра.

В одной руке держа сосуд, в другую водрузив знамя, Венера вела легионеров по темным закоулкам коридора, по пути сметая легко воспламеняющие предметы. Воинствующие возгласы и песнь гусляров, создавала атмосферу полной вакханалии и хаоса, при этом сохраняя стройные ряды, редеющие по формуле 5 метров- застава, один в засаде.

Не прошло и сколько-то часов, Венера время не наблюдала, не из-за того, что была осчастливлена моментом, а вероятнее из-за отсутствия часов, палки и солнца, как они оказались на платформе перед входом в общежитие.

-Нам надо очистить это место от пороков, грязи и разврата! Кидайте в кучу, будем жечь!

Водой она уже сегодня очищалась, теперь будет огнем, а что, всё логично, везде должна быть гармония. Неразумные люди стали кидать предметы, мусор, одежду в общую кучу, которая быстро превратилась в обрядовую гору, высотою в человеческий рост, здесь могут быть неточности, ведь Венера была среднестатистического роста, а гора явно была выше её.

-Несите пламя!

Мы давно перестали удивляться, откуда в столько скромной и тихой девушке взялись повадки предводителя, откуда весь этот странно уже одетый/раздетый народ, и где (непременный атрибут масленицы) они нашли палку с огнем?!

Венера взяла палку, стоя около горы, она горделиво взирала на своих соратников, проведя круги в воздухе, она поднесла её к пирамиде, намереваясь поджечь её:

-О, духи общежития примите дар: сгори тоска, сгори печаль. Пусть пламя поглотит пороки!

Не сразу всё получилось у Венеры, пришлось, для начала, укрепится в конечностях своих, держась ступнями за асфальт, хотя ветер усиливался и норовил её свалить с толь крепких ног, но Венера старалась, ухватившись за плечо соратника, пальцами вонзаясь в его упругое тело.

Первая попытка поджога не принесла успеха, но Венера была не из таких, что добивается всего сама и упорно двигается к цели, она была из тех, кто сразу сдается, надо было сразу отказаться от этой сомнительной затеи, но сделать это прилюдно, да еще и под чутким наблюдением, у неё не хватило духу, а дух, что привел её сюда и подстрекает на поджог, нисколько её смутил. Она обернулась к своему уже пажу и проникновенно, глубоким взглядом посмотрела в его почему-то близко посаженные глаза:

-Мой друг, тебе я доверяю, тебя я поручаю, жги!

Одобрительным кивком головы, он взял палку и пытался поджечь гору, обходя её кругами под оглушительный возглас толпы. Сделав пару кругов, у него всё же получилось поджечь, и уже пионерский костер освещал им пространство и путь, который не сулил дороги в светлое будущее, а ярким пламенем озарял другие перспективы.

Праздник продолжился плясками, хороводами, песнопениями и дикими криками испугавшихся прохожих, которых зачем-то занесло в студенческий рай.

Народ гулял и веселился, вновь прибывшие были вовлечены во все действия, и под ликующий визг женского населения, а это почти прекрасная половина, здесь можно сделать нелирическое отступление, половина была, но не так прекрасна, как повествуется в некоторых сказочных источниках, стали прыгать через костер. Народ у нас конечно бесбашенный, его ничем не запугать: ни тебе полтора метровым столбом огня, ни тебе оголенными мужскими волосатыми ногами, кто бочком, кто передом, прыгали сами или кидали тела друг другу.

Венера стояла в сторонке и с кутузовским спокойствие наблюдала за пепелищем, которое постепенно угасало, оставляя горы пепла, разлетающегося по округе. Врагу теперь точно ничего не достанется, мысленно одобрительно успокаивала саму себя Венера:

-Мы, поджигая сакральный костер

-Смело бросаясь нагими в огонь

-Путь к очищению с тобою найдем

-Воссоздавая природы похмелье

-Радости бытия олицетворенья

-К солнцу задрав свои светлые лики

-В воду пуская лукавые мысли

-Словом, повергнем в пучину русалок

-Царство прославим лихими делами

Венеру начинало покачивать, ей срочно нужно было следующее действие, иначе беспамятство может овладеть её разумом, а этого допустить она не могла. Ощущая себя огненной дивой, она решила стать владычицей морской, поиски очередной рыбки, привели её обратно в общежитие, но ни в свою волшебную комнату, а к не своему парню в бронированную комнату. Но тянуло её к нему, по неизвестным девичьим причинам.

Венера стала колотить в дверь, добавляя басовые нотки ногами. Дверь почему-то долго не открывалась, хотя, помнится давеча, она была забронирована Венерой на продолжительно-неопределенный срок, ни плечо, ни обе руки, даже ноги не помогали отворить её.

Венера устала и облокотилась на дверь спиной:

-Сим сим откройся- пробормотала Венера.

И как по волшебству она отворилась (то ли ритуал придал ей волшебные силы открывания дверей, то ли тяжесть её тела), и Венера спиной стала падать на пол, как сильные руки её подхватили и удержали от падения в сантиметрах 30 от пола. Открыв глаза, она увидела своего рыцаря, но почему жизнь так несправедлива, почему сильный, красивый и благородный юноша примкнул к стану своего же идентичного пола? Она рукой провела по его щеке, как слезинка выпала из её одного глаза, другой оказался немного заплывшим то ли от дыма, то ли от палки, на которую она нечаянно наткнулась в начале обряда.

-Ты чего ревешь?

-Сокрушаюсь над несправедливостью в жизни и её естественным отбором.

Взгляд Венеры уперся в его пушистую грудь. Что-то невиданное доселе нашло на Венеру, и она провела пальцами по его соскам, проверяя степень их чувствительности, слегка дернув один сосок.

И тут Венера похоже потеряла и рассудок, и стыд одновременно, она, оперившись в его коленки, привстала и поцеловала в губы, так не то чтобы слегка, а уверенно вонзившись в его челюсть. Рыцарь обомлел, и, от страстного порыва Венера, упал навзничь на пол, потянув Венеру на себя, и уже вдвоем, они лежали на полу в нестандартной последовательности семейной позы с внушительным стажем.

-Ты что творишь? Мымра!

Венера немного протрезвела, можно сказать полностью и мгновенно. Посмотрев в начале в ошарашенные глаза парня, потом переведя взгляд на возмущенную женщину, которая почему-то была раздета и прикрывала себя грязным полотенцем, но формы полотенца были весьма скромны и не могли полностью обеспечить её прикрытие.

-Нюра?

-Нюра, как я рада тебя видеть? А что ты тут делаешь?

-Я что делаю?! Это мой парень!

-Нюра, пожалуйста, не надо его прикрывать, я понимаю, что в нашей стране таким людям не просто, но зачем такой эффектной девушке как ты, тратить свои драгоценные года на таких парней, как он.

-Не понял, каких таких?

Венера, все еще находясь в прекрасно- компрометирующей позе, ухмыльнулась, немного улыбнулась и снисходительной интонацией заметила:

-Он, шалун, не любит женщин.

Вот тут шалун оказался настоящим шалуном, Венера правым бедром стала ощущать всю его силу, мощь и размеры шалунства. Она привстала на руки, и ногой стала проверять, может предмет какой затесался, твердый, овальной формы, взглянув вниз, её прошиб озноб, тело вдруг запульсировало и странные звуки стали выходили из её уст. Венера подняла глаза и уставилась в его лицо, которое начинало постепенно меняться. Он резко взглянул вниз, потом на Венеру, низ, Венера, низ, Венера, Нюра.

Нюра пошла на таран, кажется сейчас прольется кровь. Венера резко соскочила, поправив свою одежду и расчесав волосы пальцами, она спиной стала продвигаться в сторону выхода, других вариантов у неё не было, спиной к врагу поворачиваться нельзя, держать дистанцию глазами и улыбаться, добрых все любят, их не обижают, не обижают больных.

-Нюра, конфетку? -подергивая левым глазом, предложила Венера.

Интересно, и где ты возьмешь конфетку? Сосательную сразу предложи, Чупа Чупс с палочкой, чтоб у Нюры сразу все сомнения пропали насчет твоих намерений явных и скрытых, чего уж там.

-Всё, мне пора, задержалась я тут с вами, а мне еще к волхвам идти, венки плести!

-Куда?

-Колесницу снаряжать, скакунов оседлать и Рим покорять!

Венера, обретая внешнюю уверенность, взялась за ручку двери и закрыла её с внешней стороны, как сильный вздох облегчения раздался из её груди, спаслась!

-Мы нашли её, скорей сюда!

Венеру подхватили и на руках понесли на улицу. Костер уже почти потух, солнце вышло из горизонта, наступил новый день.

Слова у Венера всегда расходились с делом, но не в этот раз, именно сегодня она решила сделать всё по списку, как огласила своему неверному парню.

Представ перед толпой, она потребовала стул, в отсутствии которого, водрузилась на спину своего пажа, и полилась ручейком с её уст сладостная речь, украшенная народным фольклором:

-Друзья, товарищи, соратники, девы! Настал новый день, новая жизнь, разорвем оковы, скинем с себя груз ответственности.

-К черту культуру, долой обучение

-Чужда нам радость от обучения

-Мы молодые хотим просветленья

-Радости жизни, свободы, веселья

-Сбросив оковы ученья, смиренья

-Мы ощутим свободу мышленья

-Братство раздолье и мыслей полет!

Как тебя понесло! Откуда столько экспрессии! Никак Капитал под одеялом читала в период становления личности, хотя нет, производственных отношений пока мы не наблюдали, все больше экспансивно-захватнические! Кого просветлять собрались, кому свободу дадим?! Всем сразу или список составим, в порядке очереди? Помнится, дали однажды свободу народу и чем это закончилось? Историю все помним? Венера! Ты же социофоб, а не революционерка, ты застенчивая личность, которая простояла пол дня около кассы, стесняясь спросить сдачу!

Дальше события разворачивались со скоростью падения метеорита, все его видели, наблюдали и с вожделенным страхом ждали его падание и со стадными глазами следовали за ним, чтобы не упустить то самое загадочнее и космическое, что несло из космоса на землю. Венера, может и напоминала по разрушительной силе метеорит, вот только миру она ничего точно не несла, хотя нет, в её руках оказалось то самое знамя свободы.

Воинственно настроенный народ под предводительством Венеры направился в сторону университета, по пути призывая неразумных и непросветленных прохожих присоединиться к их шествию. Быстро преодолев свой уже очищенный путь, немного поредевшие, но все еще стойкие ряды, оказались около входа в центральный корпус, где располагался ректорат, несколько кафедр, столовая и актовый зал.

Венера искренне верила, что это сон, или одна из составляющих её ступеней беспамятства, очнувшись из которого, она обретет долгожданное уединение с собой и изоляцию от общества. А если это всего лишь плод её молодого еще неокрепшего мозга, и скорее всего, его задней части, так как передняя явно была вне зоны доступна, то и спросу с Венеры нет никакого. А когда нет спроса, но есть предложение, то наступает дисбаланс ума и тела.

Не определившись со сюжетом своего сновидения, Венера, приминаясь с ноги на ногу, подняла голову и увидела одинокую птицу, порхавшую над головой, её плавность движений, простор взмахов и невероятное ощущение свободы взволновали Венеру. Она, как завороженная, не могла оторвать взгляда, всматриваясь в даль, погружая себя в вольный полет взбалмошных мыслей и ловя момент безграничной раздольности души и тела. Венера прикрыла глаза, сейчас она откроет их и все вернется в обычное состояние, она опять станет прежней, непритязательной, скромной девушкой, читающая украдкой романы и втайне рифмуя мадригал.

-Венера в бабу превращаясь

-Тебя с конём из пламени спасёт

--Венцом судьбы, юнцов желаний

Предстанет миру вся как есть

Мягкий толчок в левое плечо вывел Венеру из эзотерического состояния, вернув на тропинку-дорожку образовательного учреждения, ведущую в актовый зал. Не имея волшебного навигатора-клубочка, ведущего за собой в темное царство, Венера последовала за толпой, благо та, сама указывала ей путь по очереди то перенося её на руках, то забывая её в темных закоулках учреждения, иногда её удавалось самой сделать пару шагов. Так или иначе, Венера оказалась в дверях актового зала, на плечах двух атлантов, со знаменем и плеткой в руках.

Актовый зал не был помпезным, все еще сохраняя былую красоту и мощь коммунистического-расточительного подхода к освоению ресурсов. Красные бархатные местами ободранные кресла, возвышающая сцена, на которой располагались два стола и деревянная дубовая трибуна. Венера всегда была внимательная к мелочам девушка и сразу отметила для себя своего уже секретного преподавателя ХХХ, сидящего за столом в окружении еще двух незнакомых до селя лиц, кувшин с прозрачной жидкостью и три стакана.

Ощущение, которые испытала Венера были противоречивы, с одной стороны, соратники и уже подельники ворвались в зал шумной толпой, вонзаясь в слуховой аппарат каждому сидящему. С другой стороны, как в замедленной съёмке, она увидела ужас в глазах всех присутствующих, которые были застигнуты врасплох.

-Прошу всех тишины! Соблюдайте тишину! Тишина!!!- пытался успокоить преподаватель ХХХ.

-У нас идет голосование, прошу всех присутствующих проголосовать за председателя профсоюза, который с нами уже больше 7 лет и зарекомендовал себя как ответственное лицо!

-Как интересно, 7 лет, он на второй год оставался или бессменно –бессмертный студент? - внутримозговые сомнения стали одолевать Венеру.

-А выбор есть? Или нам голосовать: да, нет, крестик? – проиронизировала Венера вслух, все еще располагаясь на верхних частях тела богатырей.

Весь состав, сидящий за столом, взглянул на нее, освещение зала менялась странным образом, создавая красно-бледные оттенки бликов на лицах.

-Если у вас есть предложения, то вы можете их озвучить- дрожавшим голосом продолжал мистер ХХХ.

Венера, еще раз осмотрела свое войско с высоты, покачнулась бедрами, дав понять свое намерение, что её надо спустит на сцену. И уже своими девичьими шажочками направилась к трибуне. Подошла к трибуне, развернулась к народу лицом, повернулась к народу задом и повернулась к системе лицом. Уверенно так подошла к столу, взяла стакан и налила себе жидкости. Опрокинув жидкость в себя, она ощутила прилив новых сил и возможностей, повернулась к системе задом и бочком к народу направилась опять к трибуне, развернулась к народу лицом. Подняв правую руку вверх, на её лице отразились сомнения, тот ли жест, та ли рука, опустив руку и на всякий случай, она обеими руками уперлась в трибуну и начала свою пламенно-революционную речь:

-О, войны, что идущие на смерть, хочу прославить вас я в столь неравной битве!

-О, девы, что ждущие идущих вы на смерть, хочу воспеть вас я в столь неблагородном деле.

-Бесправные, безвольные, униженно гонимо кафедральные, и сессию провальные!

-О, первокурсник, что студент, ты очник иль заочник, ты- знай, что ты-герот!

Венера, ты опять все перепутала! Тебе надо было толкнуть речь, а не сочинять оды!

-Стойте! Какой герот?! Какие идущее на смерть? Вы, о чем? У нас выборы председателя профсоюза! - пытался взять ситуацию под контроль мистер ХХХ.

Венера, горделиво повернула свою голову в его сторону, вверх-вниз-вверх, повернула голову в направление зала и мысль застряла у неё в голове. Вместе с рифмой закончились мысли, вместе с мыслями звуки, немая сцена заполнила кадр. Венера, потеряв все нити и мысли, уставилась на преподавателя, искорки надежды на благополучное разрешение немой сцены, у неё не было, как и не было предложений для продолжения странно-утреннего монолога.

-Венеру давай! - голос субтитра из зала раздался за кадром.

Интрига утра! Как интересно получается.

Венера переглянулась с председателем. Она все еще стояла на трибуне, ухватившись за её края, но теперь в надежде не упасть лицом или задом на саму сцену от неожиданности.

-Я правильно вас понял, молодой человек, что вы предлагаете Венеру в кандидаты на пост председателя?

-Правильно! Венера, Венера, Венера. – и тут зал начал скандировать имя Венера, кто стоя, кто, полусидя, парочка скандирующих, обессилив от борьбы, слегла на пол.

Весь преподавательский состав, в составе трех человек, встал. Что-то странное происходило в их мозгу, что-то менялось резко и бесповоротно с их безмятежной жизни, кто-то ворвался и вихрем вынес их преподавательскую спокойную жизнь из комфортной зоны, предложив взамен, какую-то полуголую девицу, которая, к тому же, была еще лишена внешних и ораторских способностей.

-Валерий Вениаминович, не волнуйтесь, мы все уладим, - обратился мистер ХХХ к уже именному члену жюри.

Валерий Вениаминович, все же изрядно волновался, дрожащие руки и неспособность сфокусировать взгляд на предметах, телах и ручке, делали его беспомощным в этой изрядно странной ситуации, когда еще утром он с членами жюри отпраздновал свою очередную победу, предложив продолжить отмечать её на сцене, залив предусмотрительно воспламеняющую жидкость в кувшин. Как внезапно, все изменилось, и теперь уже пьяный, но растерянный он стоял на сцене, а слов и возможностей нет было.

Венеру качало, к ней опять вернулось её сознание, одурманенное прозрачной жидкостью, понимая, что проснется она не скоро от выпитого и пережитого, она расслабилась, позволив обстоятельствам взять дело в свои некрепкие руки.

-Товарищи, соратники! господин- Венера многозначительно взглянула на мистера ХХХ, боясь его выдать и скомпрометировать, - властью данную мне волхвами и переданную моим господином, - Венера, сделав реверанс в сторону Мистера ХХХ, стараясь быть еще больше непонятой, - провозглашаю себя …

Венера запнулась, найти начало мысли у неё получилось, а вот нить достать из недров своего затуманенного сознание – нет.

-Ты! - Обратилась она к своему пажу, - Говори!

А что! Очень хороший способ уйти от ответственности и принятия решений, это временно предоставить власть другому.

-Мы требуем внести в списки Венеру и продолжить голосование!

Зал рукоплескал и издавал воинствующие звуки. Венера встала, жестом показала знак тишины, немного наклоняя тело, чтобы знак дошел до каждого из присутствующего и закричала:

-Долой узурпаторов! Долой сверх держателей!

-Свергнем в пучину, народа мучителей!

-Камни кидая, врагов проклиная

-Знамя свободы, в руках водружая

Венера перевела дух:

-Мы все едины, в едином порыве

-Проголосуем и тут же уйдем!

Венера развернулась к ошалевшему от наглости руководящему составу, подошла к столику и на бумаге изобразила свое имя, поставив жирный восклицательный знак. Встав впереди стола задом к системе, лицом к народу, они это уважают, Венера, упираясь руками в бока, многозначительно выдержала паузу и провозгласила себя новым правителем какого-то клана, давшего ей властью народа.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.